Отключить

Забронировать билеты: 8 (391) 227-86-97

Версия для слабовидящих

Интервью

15.09.2009

Аркадий Зинов: «Наш колледж должен стать первым после Москвы и Петербурга»

В этом учебном году художественным руководителем Красноярского хореографического колледжа назначен народный артист Башкортостана Аркадий Зинов. Балетоманам нет нужды долго представлять ведущего солиста Красноярского театра оперы и балета. В новой ипостаси планы у Зинова не менее основательные.

Нам открыт весь мир

Аркадий Зинов— Начнем сразу с главного, что волнует ваших поклонников, Аркадий: вы пока не отказываетесь от карьеры танцовщика?

— Нет, не отказываюсь. (Улыбается.) Меня все спрашивают: «Как будешь успевать?» Но коэффициент полезного действия зависит от того, как распределить свое время. В театре у меня будет специальный график, чтобы я мог все совмещать. К счастью, необходимость во мне на сцене пока есть — по-прежнему работаю практически во всем балетном репертуаре театра, за исключением «Анюты», «Юноны» и «Авось» и еще нескольких постановок.

— Не возникает ощущения перегрузки от столь плотной занятости?

— Пока не возникает, но понятно, что нагрузка должна быть адекватной. У нас в труппе есть и другие сильные танцовщики. А в конце сезона в театр придут два мощнейших выпускника нашего колледжа — Дмитрий Соболевский и Гаджимурад Дааев. Дмитрий, кстати, в этом году вместе со Светланой Свинко стал лауреатом третьей премии на международном балетном конкурсе в Москве — очень приятный результат для красноярской школы балета. Притом что первое место в мужской группе там вообще никому не дали. А год назад на Всероссийском конкурсе имени Улановой Света заняла второе место, а Дима — третье.

— Впечатляюще. В Красноярске чаще можно услышать, что в нашей балетной школе кризис — учить некому, желающих учиться все меньше…

— На мой взгляд, это очень сильно преувеличено. В России вообще нет ни одного безработного артиста балета — что, думаю, говорит само за себя. Балет — одна из немногих профессий, где человек может добиться просто фантастических результатов, не имея за спиной богатых родителей: Рудольф Нуриев был из беднейшей семьи. И потом, артисту балета открыт весь мир — труппа нашего театра уже где только не побывала! Что касается педагогов — у нас они из театра оперы и балета и Ансамбля танца Сибири, это опытные мастера своего дела. Кстати, у колледжа налажен добрый контакт с этими двумя коллективами — для них мы, в первую очередь, и готовим кадры. И наша задача — обеспечить их профессионалами такого уровня, чтобы техническая оснащенность выпускников никого не смущала и на них можно было бы ставить постановки любой сложности. Главное — ансамблевость. Без совместной работы, без системного подхода ничего не добиться. Благо новый директор колледжа Юлия Альбертовна Кулакова прекрасно это понимает, у меня большие надежды на долгий творческий тандем с ней. Она очень любит балет.

— С набором в колледж проблем тоже нет?

— Конкурс при поступлении был всегда, желающие учиться есть и будут. Но что нас серьезно ограничивает, так это давняя проблема со зданием. Современный классический балет — синтез спорта и театра. И узкие репетиционные помещения колледжа уже не соответствуют требованиям времени, как то было тридцать лет назад. Интернат у нас маленький — хотелось бы принимать больше иногородних, но где их поселить? Поэтому, как только мы переедем в новое здание, с просторными репетиционными залами, большим интернатом, сможем и набор расширить, чтобы кадров хватало всем балетным коллективам города. Благо все, от кого это зависит, понимают, что дальше так существовать нельзя. При этом я не считаю, что нужно сидеть сложа руки и ничего не делать, пока не улучшились условия. Жизнь артиста — случай, он в любой момент должен быть готов к переменам.

— Ваше назначение на пост художественного руководителя хореографического колледжа тоже расцениваете как случай?

— Пожалуй. Хотя не скажу, что неожиданный. Весь прошлый сезон я обучался в творческой мастерской для менеджеров культуры — пошел туда с осознанным пониманием, что в будущем мне такие знания и навыки непременно пригодятся. И руководство театра меня в этом поддержало.

Деньги в искусстве — не главное

— На какую тему была ваша дипломная работа?

— Я исследовал мотивацию современных артистов балета на примере разных возрастных групп. Мы живем в переходный период: вроде бы уже при капитализме, но в то же время еще где-то в подкорке сидит чувство долга. А молодежь, которая сегодня приходит в театр, откровенно заявляет, что она никому ничего не должна: платите — работаем. Хотя понятно, что у российского искусства — свои традиции и мы еще не скоро полностью перейдем на западную систему оплаты труда.

— Да и нужно ли это?

— В том-то и дело, что деньги в искусстве — вовсе не главный стимул, есть и другие!

— Какие?

— Первое — имидж компании, корпоративная гордость. Второе — содержательная часть работы: что ты делаешь? Для меня возможность танцевать Меркуцио или Красса — уже сам по себе мощнейший стимул, артист богат ролями. А что попало танцевать не хочется, даже за большие деньги.

— Кстати, Аркадий, а как вы вообще попали в Сибирь?

— Приехал лет восемь назад по приглашению Сергея Боброва, в то время главного балетмейстера Красноярского театра оперы и балета. Мы познакомились в Москве, причем я тогда ждал контракта из Англии. Но он как-то сумел меня убедить приехать — для начала просто познакомиться с театром. Помню, сосед в самолете мне сказал: «Ты смотри, Сибирь затягивает». Начал что-то рассказывать про северное сияние, приглашать в гости. Какое там северное сияние, думаю, я лечу только посмотреть — туда и обратно! И вот остался… (Улыбается.) В первую очередь из-за тех ролей, которые мне предложили в Красноярске. Это как раз к вопросу о мотивации — любой руководитель просто обязан задумываться, как ориентировать каждого человека в своем коллективе на какие-то достижения. Психологические механизмы для этого есть.

— Но они не используются?

— Используются, но не всегда в полной мере. Что касается артистов балета, исследований по их психологии практически нет, я нашел всего одну диссертацию. И то она затрагивала в основном психологию людей, добившихся большого успеха в своей профессии.

— А насколько применимы эти механизмы по отношению к хореографическому учебному заведению?

— Они применимы не только по отношению к студентам, но и к педагогам. Главное, чтобы у людей было к чему стремиться, нельзя идти по пути наименьшего сопротивления. Напротив, я поставил глобальную задачу — сделать наше учебное заведение элитным, чтобы здесь было престижно учиться. Первое после питерской и московской школы. Существовать по-другому просто не вижу смысла.

Впереди — работа

— Когда надеетесь увидеть плоды своего труда?

— Подготовку наших артистов можно сравнить с возделыванием винограда — первые плоды он приносит через восемь лет. Столько же времени уходит на обучение артистов классического балета, и понятно, что по-настоящему работа нашего обновленного педагогического коллектива будет видна на примере тех выпускников, которых мы набираем сегодня. Но это долгосрочная перспектива. А что касается ближайших целей — необходимо правильно ориентировать детей по отношению к их будущей профессии. Важно, чтобы они понимали, что такое театр и вообще балетное искусство, как там строятся взаимоотношения, — организационную культуру нужно закладывать уже здесь. И в театре тоже нужно с этим работать, чтобы молодые артисты, придя туда, попадали в благодатную творческую среду, где могли бы проявить себя как можно успешнее. Работать предстоит много.

— Ожидаются ли в новом сезоне какие-то самостоятельные постановки спектаклей силами хореографического колледжа?

— В декабре я выпускаю «Шопениану». В 2008 году было столетие ее первой постановки, и у нас это будет реконструкция балета. Признанный шедевр, работа в таком материале очень полезна для начинающих артистов — дети придут в театр, уже зная, как нужно существовать в кордебалете. А на конец учебного года у нас запланирован выпуск «Тома Сойера». О его постановке сейчас ведем переговоры с художественным руководителем «Кремлевского балета» народным артистом России Андреем Петровым. Оба спектакля будут представлены на сцене театра оперы и балета.

Елена КОНОВАЛОВА
«Вечерний Красноярск», 15 сентября 2009 г.