Отключить

Забронировать билеты: 8 (391) 227-86-97

Версия для слабовидящих

Интервью

26.05.2014

Красноярский государственный театр оперы и балета сегодня представляет зрителю последний в сезоне оперный спектакль «Князь Игорь»

Красноярский государственный театр оперы и балета сегодня представляет зрителю последний в сезоне оперный спектакль «Князь Игорь» А. Бородина. Театр уже готовится к очередной премьере, которой по традиции завершится сезон. Мы встретились с одним из постоянных участников всех последних премьер театра лауреатом международных конкурсов Андреем Силенко. Солист рассказал о последних постановках театра, о предстоящей премьере «Аиды» Дж. Верди, о своем творчестве.

«Аида»– В интервью разным изданиям Вы не раз говорили о том, что мечтаете о партии Риголетто. Ровно год Вы исполняли эту партию в болгарской постановке на сцене красноярского театра. Интересно, что Вы теперь можете сказать о своей работе? Вас можно поздравить с тем, что сбылась мечта?

– Партия Риголетто – пик карьеры баритона. Спектакль «Риголетто» для меня знаковый. Недавно декорации и костюмы увезли, по истечении срока контракта, и я уже начал скучать по опере , по работе в опере «Риголетто». Надеюсь, зрители испытывают схожие чувства.

Разумеется, меня можно поздравить с тем, что мечта сбылась – я исполнил любимую партию в опере. Многие ждут всю жизнь, а мне повезло исполнить в начале карьеры. Но с другой стороны, когда получаешь возможность петь Риголетто, понимаешь, что это не вершина карьеры, а, скорее, начало нового этапа творчества. Такие партии , как Риголетто, открывают перед солистом возможности совершенствовать мастерство вокальной и мизансценной игры. Сейчас я исполняю арию Риголетто, дуэты из оперы в концертном варианте, доношу до слушателя всю гамму чувств героя, но это уже совсем не то, что выходить в образе Риглетто в спектакле.

– В год премьеры «Риголетто» у Вас была еще одна новая постановка, еще одна заглавная партия. Опера «Князь Игорь» – репертуарный спектакль театра.

– Мне очень нравится работать в этой постановке. Партия подходит мне. А вот сам герой мне не совсем понятен как личность. Князь дал клятву врагу! Какой может быть договор с врагом?! Как можно оставить сына в плену у половцев?! Идея оперы в том, чтобы представить Игоря героем, храбрым воином. Порядок вокальных номеров выполняет эту задачу. А я думаю, у Игоря совсем не геройское поведение.

– А чем привлекательна постановка?

– Помимо Князя Игоря еще много ярких персонажей нашей истории. В нашем театре постановка классическая, богатая. Благодаря костюмам и декорациям как будто оживает древняя история.

– Сейчас в театре готовится премьера оперы «Аида» Дж. Верди. Вы заняты в постановке?

– Репетирую партию отца Аиды, эфиопского царя. Очередной отец в моем репертуаре. Партия небольшая, но довольно-таки сложная в плане тесситуры баритона и переходных нот. А играть отца мне привычно последнее время. Верди создал для баритонов много разных по характеру отцов. Кстати, одна из таких ролей – Жермон, отец Альфреда, в опере Верди «Травиата». Хотел бы исполнить. Верди вообще мой любимый композитор. И мне интересно создавать на сцене образы разных отцов из его опер. Разумеется, Риголетто – это самый значительный из них в моем репертуаре.

– А что можно сказать о предстоящей премьере?

– Постановка на итальянском языке. Но история любви понятна и без перевода на русский язык. Рад, что у нас опять ставится опера Верди. Костюмы и декорации классические, соответствуют эпохе. Не могу пока говорить о какой-то режиссерской концепции и идеи. По-моему, это в хорошем смысле классическая постановка для зрителей, которые хотят насладиться оперой.

– Вы часто подчеркиваете классическое решение как основное достоинство постановки. А ведь Вы, скорее, представитель молодого поколения оперных певцов. Вас не привлекают эксперименты в опере?

– Классика должна оставаться классикой. Если творческие люди хотят привнести в искусство оперы современную идею, пусть создают абсолютно новую оперу. Думаю, эксперименты с классикой не привлекают, прежде всего, зрителя. Я ведь не только пою в опере. Я еще и слушаю ее. И оцениваю постановки, обсуждаю. Например, популярные вечерние трансляции разных постановок на телеканале «Культура». Читаю отзывы зрителей. Сам иногда недоумеваю, какую идею хотел донести режиссер. Думаю, скандальные постановки не повысят интерес зрителя к опере. Классика-это же , прежде всего, совершенство, она вечно актуальна.

– В завершающемся театральном сезоне Вы сами исполнили партию Эскамильо в новой, неклассической, постановке «Кармен» опера+балет. Музыка Ж. Бизе, постановка С.Р. Боброва. Это же что-то совсем не классическое.

– Это история Кармен, рассказанная языком танца и оперы. Постановка необычная. Хотя сейчас соединение оперы и балета не кажется каким-то новшеством или экспериментом. Мне было интересно работать. Партия Эскамильо давно в моем репертуаре . Я пел в постановке на русском языке, потом выучил партию на французском. В опере «Кармен» мне уделили больше внимания. А в новой постановке опера+балет партия сокращена, я исполняю куплеты Эскамильо на балконе. Для солистов оперы на сцене балконы. А солисты балета в это время танцуют свои партии. Мой коллега, Эскамильо из балета, изображает тореадора. На мой взгляд, тема Эскамильо удачно представлена в постановке. Интересно смотрится.

– Если изучать Ваш репертуар, то понимаешь, что Вы заняты почти во всех постановках театра. Где-то главные партии, где-то очень заметные эпизодические. Возникает вопрос, почему Вы не исполняете Онегина? Это же классика! Партия для Вашего голоса.

– Онегина я собираюсь исполнить. Некоторые партии пока оставляю на будущее. Так же и Томский из «Пиковой Дамы» П. Чайковского. Балладу Томского исполнял в концертном варианте. Мне не всегда близок персонаж. Почему-то не спешу исполнить Онегина. Может, потому что этот характер не близок. Вот есть характер, партия, о которой я мечтаю. Очень хотел бы быстрее выйти на сцену в опере «Тоска» Пуччини, исполнить партию Скарпиа. Уже говорил в разных интервью о том, что люблю выходить на сцену в образе злодея. Это возможность открыть больше граней актерского мастерства и найти подходящие краски в голосе. Хотя есть одна партия в моем репертуаре… Я ее очень люблю. Это Дулькамара, аптекарь-мошенник из оперы «Любовный напиток» Г. Доницетти. Сам спектакль легкий, веселый. А для меня возможность поучаствовать в комедии. Ведь баритоны – это, в основном, серьезные персонажи.

– Вы работаете в театре уже 13 сезонов. Не задумывались о творческом вечере?

– Хотелось бы устроить творческий вечер. Тем более, что в репертуаре есть арии из опер, которые не поставлены в театре или редко идут. Я бы исполнил арию Ренатто («Бал-маскарад» Дж. Верди), Яго («Отелло» Дж. Верди), каватину Алеко из одноименной оперы.Одно отделение посвятил бы творчеству М. Магомаева. Исполнил бы все его популярные произведения.

– Помимо театра вы работаете с духовым оркестром. У Вас там есть возможность сольной концертной деятельности?

– С духовым оркестром мы делаем сборные концерты. Работа с оркестром позволила расширить репертуар, добавить произведений военной тематики. Я уже несколько лет выступаю с концертами военной песни в Горно-Алтайске. Меня приглашают в Абакан, в Томск. Я иногда в оперных спектаклях выступаю в театрах других городов.

– А каким образом солист из театра Сибири может стать известным, чтобы его начали приглашать?

– Путей много. Может, кто-то услышал в театре и пригласил на прослушивание. Существуют и вокальные ярмарки. Туда приезжают режиссеры театров. В моем случае заметили в Интернете мои видеоролики. Меня пригласили спеть, когда нашли в Интернете запись концерта нашего театра. Там я исполняю каватину Фигаро. Искали подходящего баритона для спектакля. Думаю, солисты должны больше заниматься саморекламой – размещать записи своих удачных выступлений в Интернете. Кто-то скажет, что это нескромно. А я считаю, что мы таким образом привлекаем внимание не только к собственному творчеству, но и к оперным спектаклям.

– Когда Вас можно послушать в театре?

– В премьере «Аиды». Жду на премьере своих преданных поклонников.

Yarsk.ru, 26.05.2014 г.