Отключить

Забронировать билеты: 8 (391) 227-86-97

Версия для слабовидящих

Обзоры

16.09.2003

С трубами и барабанами

Как чудесно, что переход от отпускного теплого лета к трудовой дождливой осени прошел на фоне всевозможных праздников! Открыли сентябрьскую программу испуганно-радостные первоклашки с неизменными астрами в руках – одно из моих любимых зрелищ первого сентября, затем последовал шумный и помпезный День города, с торжественными речами, карнавалом и салютами. Мы с друзьями с удовольствием бродили по праздничным улицам, дикими криками приветствовали карнавальные колонны и чуть не умерли со смеху, когда к актеру в костюме Ивана Грозного подкатил подвыпивший гражданин со словами: «Эй, Хоттабыч, давай сфотографируемся». А завершился этот праздничный марафон юбилеем Оперного, к которому театр упорно шел весь предыдущий сезон.

Ландо БартолиниРечь пойдет, естественно, об этом самом юбилее, поскольку обо всем остальном сказано и написано уже больше, чем достаточно.

Итак, два концерта были предложены Театром оперы и балета на этой неделе вниманию публики. Первый – силами самого театра, второй с участием Любови Казарновской и итальянского тенора Ландо Бартолини.

Для первого концерта выбрали отрывки из почти всех оперных спектаклей, стоящих в текущем репертуаре. Кроме того, пожалуй, впервые в концерте принимала участие вся оперная труппа театра от маститых и заслуженных артистов до молодых и начинающих, что само по себе было очень интересно и являло полную картину того, что представляет собою труппа сегодня. Меня смутило лишь одно небольшое обстоятельство: большинство отрывков, выбранных для праздничного концерта, были почему-то сценами убийств. Но публика восприняла это, кажется, довольно благосклонно и даже с интересом наблюдала за тем, насколько мастерски актеры резали, душили, стреляли друг друга и сходили с ума. На мой взгляд, первое место в этой категории можно было бы присудить великолепному тенору (единственному приглашенному участнику концерта) Алексею Моисеенко.

Отрывок из «Отелло» в его исполнении был настолько ярок и темпераментен, что я с нетерпением жду обещанного 16-го числа спектакля целиком. Прекрасный тенор Моисеенко в сочетании с серебристым сопрано Ларисы Марзоевой в роли Дездемоны - это потрясающий дуэт, так что не пропустите!

В театре появился и свой собственный молодой многообещающий тенор – Евгений Балданов. Всего год он в труппе, но его профессиональный рост очевиден. Во всяком случае, в концерте он выступил очень удачно, особенно с итальянскими песнями. Еще года два, и у нас, кажется, будет свой Ленский, господа (тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не сглазить).

Я не буду перечислять все отрывки и всех исполнителей, поскольку это дело неблагодарное. Скажу только, что концерт получился действительно впечатляющим… Хотя, пожалуй, кроме Болданова никаких новых откровений в этом году не предвидится, но остаются любимые нами красноярские звезды: Ефимов, Марзоева, Березин, Пронина, Ефремов и т.д., которые в очередной раз продемонстрировали свой высокий класс мастерства, а значит будет, чем наслаждаться в следующем сезоне!

Если впечатление от первого концерта было светлым и радостным, то от второго на душе остался какой-то осадок.

Анонс концерта Любови Казарновской и Ландо Бартолини появился всего за несколько дней до означенной даты. Билеты, несмотря на свою астрономическую, по меркам Красноярска, цену (самый дешевый стоил около 900 рублей), были раскуплены в считанные часы, а количество людей, пытавшихся проникнуть в театр по контрамаркам, заставило изрядно понервничать администраторов. Настоящий итальянский тенор - не частое явление в Сибири. Да и Любовь Казарновская – звезда европейского масштаба. Так что пропустить такой концерт было никак невозможно.

Что касается тенора, то Ландо Бартолини в целом оправдал ожидания публики, и, несмотря на свой преклонный возраст (ему уже далеко за 60), продемонстрировал настоящую итальянскую школу пения. В зале среди шквальных «браво!» раздавались даже крики «да здравствует Италия!». Хотя, мне лично, его исполнение классических теноровых хитов, показалось каким-то уж слишком хрестоматийным, без собственной изюминки. Прекрасное, но безжизненное бельканто… Право же, пение Алексея Моисеенко произвело на меня более сильное впечатление. Но это дело вкуса.

Любовь КазарновскаяА вот Любовь Казарновская публику явно разочаровала. Голос стареющей примадонны оказался настолько истертым, что в нем довольно трудно было угадать некогда прекрасное сопрано. А это, к сожалению, невозможно подменить ни музыкальностью, ни актерским обаянием. Очень не хочется, что называется, «плясать на костях», но ее пение лишний раз убедило меня в правильности общеизвестного выражения – «главное для актера – вовремя уйти со сцены».

Кстати, уйти со сцены в прямом смысле этого слова, актерам на этом концерте долго не давали. И дело тут не в длительных овациях. Надо сказать, что главный дирижер театра Анатолий Чепурной давно уже выбрал для себя на подобных концертах своеобразный стиль поведения. Я бы назвала его задорно-игривым. Иногда это выглядит очень мило, иногда нелепо. И вышеупомянутый концерт не был исключением. Будучи любителем всевозможных трюков, маэстро стрелял из пистолета (не пугайтесь, игрушечного), во время исполнения оркестровой пьесы со словами «ну, я пошел» уходил со сцены, а затем радостно возвращался и продолжал дирижировать - в общем, шутил весело и беззаботно. Солистам, правда, этакая вольность была, кажется, не очень по душе, и пару раз они оказывались в очень неловком положении. Думаю, не стоит путать радушие с обыкновенной фамильярностью. И уж ни в коем случае нельзя выталкивать приглашенных певцов кланяться через силу, как маленьких детей. Наши, похоже, к этому уже привыкли, а те, мягко скажем, недоумевают.

Вот так, в общих чертах, прошли эти юбилейные концерты. По мнению многих, 25 лет самого молодого оперного театра России можно было бы отметить, проявив больше фантазии, например, какой-нибудь масштабной и знаковой постановкой. И если с балетом дело обстоит прекрасно, и летняя премьера «Спящей красавицы» стала безусловным украшением репертуара, то весенняя премьера комической оперы Прокофьева «Обручение в монастыре» явно не претендовала на событие юбилейное. Стоит напомнить, что открывался театр в 1978 году с постановки «Князя Игоря» - действа красочного и, я бы сказала, имперского. А своеобразный отчетный концерт, представленный публике в качестве юбилейного торжества, хоть и закончился салютом, но все же больше походил на очередное открытие сезона – не больше. Впрочем, может быть, я придираюсь.

Кристина ШТУЧКИНА
Newslab.ru, 16 сентября 2003 г.