Отключить

Забронировать билеты: 8 (391) 227-86-97

Версия для слабовидящих

Обзоры

11.11.2010

Скользкая лестница

В Красноярске состоялась лаборатория режиссеров музыкального театра Siberianо La Scala («Сибирская лестница»). Название излишне пафосное, но идея сама по себе замечательная — представить директорам театров молодых режиссеров. Однако при всем благородстве намерений первый опыт трудно назвать удачным.

Без пригляду

Скользкая лестницаИ прежде всего, на мой взгляд, из-за его явной неподготовленности. Собственно, режиссерские лаборатории в Красноярском крае не в новинку. Театр им. Пушкина уже два года подряд представляет новых режиссеров на своем фестивале современной драматургии ДНК («Драма. Новый код»). В Канском драмтеатре во второй половине ноября пройдет уже вторая по счету режиссерская лаборатория. Как следствие этих опытов — некоторые режиссеры (как, например, Роман Ильин и Семен Александровский) получили в театрах края приглашения на постановки.

Нечто подобное предполагалось и на «Сибирской лестнице» (иначе зачем было бы приглашать на эти смотрины директоров музыкальных театров со всей Сибири?). Но, увы, все изначально пошло наперекосяк. Чем сильны драматические лаборатории — кураторами на них выступают маститые режиссеры. Программой ДНК успешно рулит главный режиссер краевой драмы Олег Рыбкин, в Канске первую лабораторию направляли такие мэтры, как Вячеслав Кокорин и Геннадий Тростянецкий. Лабораторию музыкальной режиссуры должен был возглавить Дмитрий Черняков — один из наиболее известных современных театральных режиссеров (не только в опере, но и в драме), неоднократный лауреат национальной театральной премии «Золотая маска». К сожалению, приехать он не смог, и взамен никого не пригласили. В итоге участники лаборатории оказались предоставлены сами себе. И уж что выросло, то выросло...

Идея на самотек

Результат этих опытов был явлен зрителю на заключительном гала-концерте «Сибирской лестницы». С помощью артистов трех театров (Железногорской оперетты и двух красноярских — музыкального и театра оперы и балета) режиссеры поставили номера из классических и современных опер и оперетт. Первый и самый главный вопрос — кто и по какому принципу подбирал для них отрывки? Не сами режиссеры, в гала-концерте прозвучал лишь один давний хит красноярца Владислава Питальского — номер «Красотки кабаре» из «Сильвы». Все остальное было рождено на лаборатории.

И зачем-то во всей полноте было обрушено на широкую публику, вследствие чего концерт затянулся больше чем на три часа. Неужели нельзя было сделать предварительный экспертный отбор и включить в программу только лучшее? Некоторые номера вообще не выдерживали никакой критики, и во многом за счет самого материала. Пожалуй, самыми удачными получились фрагменты из оперной классики (и то благодаря самой музыке и сильным вокалистам). Современную оперу с ее полным отсутствием мелодизма публика вообще не восприняла — люди, не стесняясь, уходили из зала. Можно, конечно, пенять на зрительскую необразованность. Но как-то не ощущалось, что эта музыка вдохновила и самих режиссеров.

Предполагается, что такие лаборатории станут регулярными. И спору нет, музыкальным театрам, которые сегодня ощущают явную нехватку молодых одаренных режиссеров, это необходимо. Вот только готовить столь серьезные проекты надо гораздо ответственнее и тщательнее. Дабы не загубить хорошую идею в самом зачатии.

Елена КОНОВАЛОВА
«Вечерний Красноярск», 11 ноября 2010 г.