Отключить

Забронировать билеты: 8 (391) 227-86-97

Версия для слабовидящих

Интервью

25.04.2018

Меноры несут свет радости и любви

Об одной из самых необычных и ярких премьер своего коллектива рассказывает художественный руководитель Красноярского театра оперы и балета, заслуженный артист России Сергей Рудольфович БОБРОВ.

Сергей Бобров– Одна из ваших последних премьер – спектакль "Ханука", посвящённый традициям еврейского народа. Как возникла идея его создания?

– Ещё в годы учёбы и работы в Большом театре я начал обдумывать спектакль по мотивам еврейской музыки. Этот материал всегда интересовал меня особой гармоничностью и связью с непростой историей народа. Но воплотить идею смог только в Красноярске.

– Проще или сложнее ставить спектакль, основанный на национальных традициях?

– Национальная тематика так или иначе присутствует абсолютно во всех моих спектаклях. И я никогда об этом не забываю. Даже если вспомнить о таких общепризнанных классических постановках, как "Лебединое озеро", "Жизель", "Сильфида", то их романтика, необыкновенные воплощения главных героев возникли в том числе из поэтики рыцарских немецких романов.

– Еврейская тема для многих людей связана с конкретными историческими событиями: исходом из Египта, Второй мировой войной. Была ли задача коснуться их?

– Тема истории, конечно, подразумевается в течение всего спектакля. Однако я пытаюсь избежать лобового изображения событий, в том числе исторических. Нужно на полутонах дать зрителю возможность пережить эмоции, которые у него возникнут.

В "Хануке" это именно так. Там много намёков, отсылающих к истории: и хореографических, и музыкальных, и достигнутых дополнительными спецэффектами.

Спектакль выстроен логически, там есть место и для любви, и для скорби. А всеми любимая "Хава нагила" ("Давайте радоваться") вынесена за спектакль, она исполняется на бис, чтобы зрители уходили из театра с чувством радости.

– Как удалось воплотить народную танцевальную пластику в этой постановке?

– Работа над любым спектаклем начинается задолго до того, как его предложат для воплощения труппе. Мой педагог Юрий Николаевич Григорович как-то сказал, что до обращения к артистам он вынашивает идею постановки в течение года.

К "Хануке" я тоже шёл определённое время, изучил все имеющиеся материалы: исторические, музыкальные, танцевальные. Потом создавал внутри себя логику спектакля. И только затем перешёл к монтажу музыкального материала. Всё это вместе – большая работа, которая позволяет воплотить истинные национальные музыкальные и танцевальные традиции в постановке.

Тут очень важно ещё, чтобы каждый танцовщик был исключительно правдив в изображении той или иной эмоции. Если артисты этому правилу искренне следуют – будет и "Ханука", праздник Света.

– В "Хануке" национальные танцевальные традиции выражены с помощью современной хореографии, которая в последние годы всё чаще используется в отечественных танцевальных проектах. Как вы оцениваете этот процесс?

– Действительно, современная хореография формирует большинство композиций. Это, впрочем, понятно. Вряд ли здесь были бы уместны балетные пачки.

Однако если говорить о современной хореографии, не касаясь этого спектакля, то зрители – и наши, и европейские – дорожат русским классическим танцевальным искусством. В нём есть особенно трепетные партии, не подлежащие никаким пересмотрам. Чрезвычайно важно сохранить русский классический балет, не идти на самоуничтожение в угоду модным хореографическим тенденциям.

Вместе с тем мне нравится восточная поговорка "Пусть цветут все цветы". Все танцевальные направления должны развиваться, находить интересные воплощения и своего зрителя.

– Музыкальное сопровождение оркестра, вокальное и хореографическое мастерство артистов завораживают. Как удалось достичь такого уровня соединения музыки, голоса и танца?

– Любая постановка, тем более начатая с нуля, сложна для воплощения. Но с "Ханукой" получилось на удивление легко. Все участники спектакля были вдохновлены общей идеей, работали слаженно и с большим желанием. Это лишний раз показало мне, насколько он особенный.

"Ханука" задумана как изображение реального события, происходящего в обычном доме и возле него, где люди поют, танцуют, передавая друг другу свет и возможность посвятить свои эмоции празднику Света. На сцене, где царит вечерний полумрак, мы воссоздали кулуарную, очень личную атмосферу. Оркестр, находящийся тут же на сцене и расположенный вроде бы на склоне горы, ступенчато, усиливает это впечатление. Как и артисты – оперные и балетные, которые общаются между собой соответственно голосами и движениями.

В этом спектакле не должно быть много исполнителей. Иначе впечатление реальности исчезло бы. Поэтому каждый артист стал яркой точкой, неизымаемым из действа акцентом.

Ханука– При таком искреннем желании работать в "Хануке" не было ли некоторой ревности между оркестром, оперными и балетными артистами? Не пытались ли они вносить свои предложения о реализации замысла?

– Нет, никакой ревности у нас не было. Нашему большому коллективу это вообще не свойственно. А что касается предложений – то да, они были и мною приветствовались. Артисты и музыканты имеют полное право делиться своим видением представления. Спектакль, тем более такой специфический, как "Ханука", не может создаваться волей одного человека. Артист без внутреннего сопереживания замыслу станет холодным, и это сразу заметит зритель.

– Обращались ли вы за советом или помощью к представителям иудейской конфессии края?

– Да, конечно. Нам очень помог главный раввин Красноярского края Беньямин Лейб Вагнер. Он приходил на репетиции, помогал с текстами, произношением. Идиш, на котором исполняются все песни, создал для спектакля просто невероятный колорит.

– "Ханука" имеет большой зрительский успех. Некоторые люди в зале даже плачут. Это – следствие их личных переживаний или силы и глубины постановки?

– "Ханука" – праздник Света. Праздник исключительного миролюбия, когда еврейский народ дарит свет всем людям, независимо от вероисповедания. Ведь выставленные на окнах меноры (ритуальные подсвечники. – Прим. авт.) светят каждому.

В нашем спектакле свет дарят артисты и музыканты. И внутренний свет зрителей появляется в ответ. Отсюда и слёзы, и радость, и желание нести его дальше.

Инга КОЛТАШОВА
"Красноярский рабочий", 25 апреля 2018 г.