Отключить

Купить билеты
Забронировать билеты: 8 (391) 227-86-97

Версия для слабовидящих

Интервью

13.07.2006

Анна Киселева: "Нет предела совершенству!"

После двухмесячной учебы в Москве в родной город вернулась солистка оперного театра, лауреат премии "Известность" Анна КИСЕЛЕВА. О необходимости подобной учебы для уже сформировавшихся певиц, о том, могут ли красноярские педагоги вывести ученика на международную орбиту, и не только об этом мы при встрече и разговорились с Анной.

– СТАЖИРОВКА проходила по линии фонда Ирины Архиповой, я училась в классе народного артиста СССР Владислава Пьявко. – Из голосовой группы меццо-сопрано я окончательно перешла в группу сопрано. Это довольно трудный переход. С Пьявко мы занимались техникой пения, усиленно работали над верхним регистром.

У меня был прекрасный концертмейстер Георгий Мигунов, аккомпаниатор Беллы Руденко. Занималась со мной и сама Ирина Константиновна Архипова. Я сильно волновалась, готовясь петь перед ней, но все прошло хорошо, она похвалила меня, сказав, что я на правильном пути. Так что мне есть над чем работать.

Я и дальше собираюсь продолжать учебу в фонде Архиповой, являясь стипендиатом этого фонда. Это почетно и престижно, попасть туда очень сложно - мне повезло. Пьявко приезжал в Красноярск, проводил здесь мастер-классы, прослушал меня и решил помочь. Первоначально предполагалось, что я поеду на учебу на две недели, но этот срок вырос в два месяца. Все расходы, в том числе и проживание, взял на себя фонд.

– Анна, вы окончили в Красноярске сначала училище искусств и институт искусств (ныне академия музыки и театра), а все еще остаетесь студенткой?!

– Мне нравится учиться, к тому же нет предела совершенству. Я начала петь в четырнадцать лет. Училище было для меня, как дом родной. Моим первым педагогом была Надежда Алексеевна Костюкова, заведующая вокальным отделением училища искусств, она открыла для меня двери в мир музыки, она посвящала мне не только учебное, но и свое свободное время. Я ей очень благодарна за основы знаний, за терпение (ведь что я могла понимать в четырнадцать лет?). Попадись мне другой педагог, все, может быть, не так бы у меня пошло. Многие ее советы и уроки до сих пор вспоминаю.

– Например?

– Как-то на втором курсе я пришла, не выучив заданное произведение. Она спокойно сказала: найди кабинет, и пока не выучишь, не приходи. Я нашла пустой класс и учила одну из песен Баха. После этого не позволяю себе приходить на занятия неподготовленной. Это был урок мне на всю жизнь, а сделано все было по-доброму. У меня еще ветер в голове – а тут Бах!

А в институте я занималась в классе заслуженной артистки России Людмилы Михайловны Поповой, замечательной камерной певицы. Мы много работали над камерной музыкой, я переняла у нее стиль исполнения.

– Насколько я знаю, вы не успокоились и после института находили новых педагогов?

– Да, окончив вуз, я стала заниматься с Лидией Амосовной Лазаревой. Перед первой поездкой на конкурс в Румынию, я занималась как раз с ней, и есть доля ее заслуги в моем первом международном дипломе.

Последние два года набиралась опыта у Анатолия Трофимовича Лысенко, он первый, кто помогал мне перейти на сопрано. Очень многое от него узнала, в двух словах и не выразить. После этого этапа я и смогла заниматься у Пьявко.

– А почему вы решили сменить голосовое амплуа?

– Я участвовала в разных конкурсах, и многие члены жюри говорили мне, что если я буду петь сопрано, голос будет звучать ярче. Так и произошло. Еще после окончания института я поехала на конкурс имени Елены Образцовой, где попала на мастер-класс Федоры Барбьери, и она мне сказала: "Деточка, вы неправильно дышите". Поэтому и получается, что я все время ищу педагогов. За одним этапом настает другой. Судьба улыбнулась мне, я попала в Москву, к лучшим педагогам в стране, и учеба у них будет продолжена, потому что новые знания и результаты меня вдохновляют.

В этом году я вновь ездила на конкурс в Румынию, уже как сопрано, и получила специальную премию жюри, премию Румынского национального банка и золотую медаль им. Хареклеи Даркле. И это с багажом, полученным еще у Лысенко.

Я благодарна своим педагогам и по другим предметам, ведь знать теорию музыки, сольфеджио, историю театра и многое другое – это тоже часть подготовки певца.

– Так вот, и хотелось бы понять, достаточен ли уровень местных педагогов для того, чтобы вывести ученика на международную орбиту? Пока есть только один яркий пример: Иофель – Хворостовский.

– Знаете, это очень сложная тема. В чем дело? Мои педагоги всегда говорили: научиться петь нельзя, можно только самому научиться. У любого педагога можно что-то взять. Моя жизнь состоит из этапов работы с тем или иным педагогом, каждый раз – новый уровень. Однозначно ответить на этот вопрос нельзя, многое зависит от желаний и способностей ученика. Меня окрыляют возможности исполнения новых партий.

Как меццо-сопрано, я исполнила и практически весь золотой репертуар: партию Любаши в "Царской невесте", Кармен в одноименной опере. Сейчас учу, как сопрано, партию Татьяны в "Евгении Онегине", надеюсь исполнить ее в следующем сезоне, хочется все делать на достойном уровне. Хочу разучить несколько опереточных арий, которые мне нравятся. Продолжаю исполнять романсы в тональности меццо-сопрано, а еще мне нравится французский шансон.

– Наверное, попробуете свои силы и в каком-нибудь очередном конкурсе?

– В октябре этого года в Челябинске будет проходить оперный фестиваль "Ирина Архипова приглашает". Возможно, я приму в нем участие. Планы есть. Я учу много музыки, чтобы голос привык, чтобы все накатать. Уже появляется свобода, я уже не думаю о том, как взять верхние ноты, они идут у меня органично, легко. В моей жизни был период, во время учебы в институте, когда у меня на 16 месяцев пропадал голос – это было страшно. А теперь мне очень интересно получать новые знания, открывать новые горизонты, чтобы в конце концов радовать земляков.

Геннадий КАЛЕДА
"Сегодняшняя Газета", 13.07.2006 г.

Дорогие друзья! ×

С 30 октября посещение событий театра возможно только при предъявлении QR-кода или прививочного сертификата. Также можно предъявить справку о перенесенном заболевании (если с момента выздоровления прошло менее 6 месяцев).