Отключить

Купить билеты
Забронировать билеты: 8 (391) 227-86-97

Версия для слабовидящих

Интервью

10.06.2006

Он зажигает звезды

Встретишь его за кулисами - и не подумаешь, что это маэстро. Лишённый внешней солидности, он больше похож на обычного танцовщика. По-юношески стройный, подтянутый, выглядит куда моложе своих сорока двух. В беседе сосредоточен, немногословен. Привыкший все чувства и мысли выражать танцем, пластикой тела, он явно уклоняется от пышной риторики.

Сергей БобровА ведь благодаря ему, главному балетмейстеру-постановщику Красноярского государственного театра оперы и балета Сергею Боброву, наша балетная труппа в последние годы стала одной из самых успешных и востребованных в России. Об этом свидетельствуют и зарубежные гастроли, сопровождаемые восторженными откликами прессы, и череда ярких премьер, и любовь красноярской публики, и признание столичных знатоков, и высокий авторитет Сергея Боброва в творческом коллективе, который он превратил в подлинную школу мастеров. Поставленные им спектакли привлекают своим динамизмом и экспрессией, зрелищностью и эмоциональностью, гармоничным сочетанием трепетного отношения к классике и свободного владения современным языком танца.

Мы встретились с ним накануне открытия фестиваля "Звёзды Большого балета", инициатором которого был, конечно же, сам Сергей Бобров. И наш разговор я начал с вопроса об этом уникальном фестивале.

- Главная изюминка фестиваля - это участие в нём солистов Большого театра России, - сказал Сергей Рудольфович. - Красноярцам предоставлена возможность увидеть народную артистку России Надежду Грачёву, заслуженных артистов России Марка Перетокина и Марию Аллаш, солистов Большого театра Анну Ребецкую, Нелли Кобахидзе и Александра Воробьёва. В дни фестиваля можно было посмотреть пять моих спектаклей, в том числе один премьерный - "Жизель" Адана. И ещё один сюрприз - финальный гала-концерт "Царская ложа", который объединит всех - московских и красноярских артистов, хор и оркестр. Название "Царская ложа" объясняется тем, что на сцене представлена условная декорация некоего императорского театра со всей его роскошью и блеском.

- Чем особенно запомнились вам недавние двухмесячные гастроли балетной труппы и оркестра театра в Великобритании и Северной Ирландии?

- Мы посвятили эту свою поездку 50-летию легендарных гастролей Большого театра в Великобритании 1956 года, когда в балете "Ромео и Джульетта" танцевала великая Галина Уланова. Тогда был фурор, советский балет прорвал железный занавес! И вот спустя полвека мы повезли в Англию четыре моих спектакля - "Ромео и Джульетту", "Лебединое озеро", "Щелкунчик" и премьерную "Жизель". Отклики прессы были только положительные, а английская публика восприняла спектакли на "ура" на сто процентов. После каждого спектакля нам передавали цветы, подарки, конфеты. Особенно рад я успеху "Ромео и Джульетты", ведь я являюсь автором и либретто, и совершенно оригинальной хореографии, и режиссёрской редакции этого спектакля. Чем ещё хороши такие гастроли? Тем, что они позволяют многое доделать, усовершенствовать. Ведь только "Ромео и Джульетту" мы показали за период гастролей сорок пять раз! И за это время спектакль изменился примерно на тридцать процентов. Год прошёл со дня премьеры, и только сейчас спектакль по-настоящему созрел, стал законченным.

Примерно так же было и с "Кармен", которую мы играли в 2002 году на гастролях на Тайване. И последнюю премьеру "Жизель" мы впервые показали в Англии, сыграли двенадцать раз и "обкатали", теперь её увидят красноярцы.

- Не удивительно, что после таких успешных гастролей ваш спектакль "Ромео и Джульетта", с восторгом встреченный англичанами, был отобран экспертным советом всероссийской театральной премии "Золотая маска" для участия в конкурсе. Жаль, правда, что "Золотая маска" вам не досталась...

- "Золотую маску" получил знаменитый германский хореограф Джон Ноймэйер за балет "Сон в летнюю ночь", этому спектаклю уже тридцать лет. И всё равно наше участие в "Золотой маске", наряду с Большим театром, Мариинкой и балетом Бориса Эйфмана - это победа, и победа значительная. Ведь приз не достался ни Ротманскому, ни Эйфману. Мы показали убедительный спектакль, были очень хорошие отзывы критиков. А то поначалу многие думали - ну, дадим "до кучи" этих провинциалов из Красноярска... Но мы были не "до кучи", а на достойном уровне.

- Когда-то советские люди гордились своим балетом примерно так же, как хоккеистами и космонавтами. Высок ли по-прежнему в мире престиж российского балета, русской балетной школы?

- Престиж по-прежнему высок. И Большой театр (у которого есть, конечно, свои проблемы), и Мариинка, и другие наши театры продолжают пользоваться всемирной известностью и авторитетом. К сожалению, за рубеж выезжает много частных групп под маркой русского балета... Это снижает наш национальный престиж. Я считаю, что надо законодательно запретить выезд негосударственных, слабеньких коллективов. Выезжать на гастроли должны только государственные театры.

- Что такое "современный балет"? Что в нём преобладает - сохранение классики или авангардные поиски нового хореографического языка? И как вы сами относитесь к таким поискам?

- Наш русский балет во многом воспринимается преимущественно как хранитель классики. Хотя, конечно, современному зрителю тяжело отсматривать четыре акта, вот и приходится делать купюры, выстраивать спектакль более динамично, усиливать эмоциональность, выразительность каждого спектакля. Я, например, каждый раз предлагаю новую версию классического балета. Так, "Лебединое озеро" было обновлено примерно на шестьдесят процентов, а "Ромео и Джульетта" - полностью. При этом стараюсь и осовременить хореографический язык, и сохранить всё лучшее. К новаторским поискам отношусь положительно - если это впечатляет зрителя, если удаётся достичь нужного эффекта. Например, моя постановка "Ромео и Джульетты" - это балет-модерн. Если это убедительно - это замечательно. Главное, чтобы хореограф смог полностью высказаться в своей работе.

- Кто ваши учителя, кумиры?

- Я продукт школы Юрия Григоровича, для которой свойственны выраженная драматургия, динамика действия и бережное отношение к истории, к традициям. Григорович был моим шефом, а вёл курс у нас Генрих Майоров, которого также считаю своим учителем. Из зарубежных мастеров мне очень нравятся европейские балетмейстеры Иржи Килиан, Матс Эк и, конечно же, Бежар. Американская школа - не очень...

- А кто ваш любимый композитор?

- Люблю того, над творением которого в данный момент работаю. Делал "Кармен" - любил Бизе, делал "Лебединое" - любил Чайковского... Не полюбив композитора, ничего хорошего не сделаешь. Как можно ставить без любви?! Как можно не любить Чайковского, который сжёг "Ундину" только из-за того, что в арии Ундины оказалась повторена тема адажио из "Лебединого озера"?

- Ваша карьера танцовщика началась с балета "Золотой век" Дмитрия Шостаковича в постановке Григоровича, где вы исполнили партию Конферансье. Сейчас, когда вы стали успешным балетмейстером, нет ли у вас желания поставить один из балетов Шостаковича, тем более что в этом году весь мир отмечает 100-летие со дня его рождения?

- Шостакович - великолепный композитор, и когда-нибудь я его поставлю. Трудно делать это после Григоровича, надо дорасти до его уровня. Наверное, это ещё у меня впереди. Кстати, кроме "Золотого века" я участвовал также как солист в балете Шостаковича "Болт", первый акт был Григоровичем уже поставлен, но весь спектакль так тогда и не состоялся. Это было в 1986 году, а позднее "Болт" был поставлен, но уже другим балетмейстером.

- Что вы можете сказать о балетной труппе Красноярского театра, о её потенциале и перспективах?

- Труппа растёт, развивается. Часто приезжают из Москвы репетиторы из Большого театра, которых я приглашаю на каждую новую постановку, они очень нам помогают. За последние годы труппа увеличилась в три раза - было 25 человек, а сейчас стало 75... Есть и творческий рост. Поначалу в театре был период подъёма, но когда я сюда пришёл, это был очень отсталый театр с очень слабой труппой. Сейчас мы стараемся поднять планку, а точка отсчёта - Большой театр. Конечно, Большому - двести лет, а Красноярскому только двадцать семь, но мы стараемся!

- Если можно, вкратце о новых премьерах, о творческих планах...

- Последняя премьера - балет "Жизель", поставленный в классической редакции. Тут я взял версию, приближенную к Большому театру, с теми изменениями, которые внёс Лавровский. Думаю, конечно, и о новом спектакле, но пока об этом говорить не стоит. Впереди лето, отпуск, а уже в августе мы едем на гастроли в Японию, а в октябре - в Мексику.

- Приходилось ли вам во время работы над спектаклем "Царь-рыба" общаться с Виктором Петровичем Астафьевым?

- Да, конечно. Он бывал на репетициях, смотрел макет. Сперва молчал, не вмешивался. Помню, я его спросил, можно ли заменить имя героини, назвать её вместо Эли - Анастасией? Он одобрил: "Здорово! Молодец! И чего я сам не додумался?" И ещё пошутил: "Так, может, это та самая Анастасия, царская дочь?" И потом мы возили балет "Царь-рыба" в Испанию и на Тайвань под названием "Анастасия". Спектакль ему в целом нравился, он его принял, говорил, что "девчонки хорошо танцуют". Его, помню, спрашивали - узнаёт ли он свои образы? "Вот мне Серёжка подсказал - и я узнаю!" Позднее, когда труппа увеличилась, я во второй версии балета постарался учесть те сомнения, которые Астафьевым были высказаны.

- Чем занимаетесь в свободное время (если, конечно, оно у вас остаётся)?

- Хожу в спортивный зал, чтобы быть в форме. Читаю Астафьева, Лермонтова. А моё хобби - рассказывать сыну истории про тайгу перед сном. Каждый день - новая серия. Вот сегодня - про Дерсу Узала - уже 45-ю серию буду рассказывать!

ИЗ ДОСЬЕ
Сергей Рудольфович Бобров родился в 1963 году в Москве.
В 1981 году окончил Московское хореографическое училище, приглашён в балетную труппу Большого театра солистом балета. Исполнял главные и сольные партии в балетах "Золотой век", "Лебединое озеро", "Жизель", "Дон Кихот", "Спящая красавица" и др.
В 1993 году окончил балетмейстерский факультет Московского института хореографии (руководитель курса Юрий Григорович). Поставил балеты "Электра", "Антигона", "Инфанта и шут", многочисленные хореографические миниатюры.
С 1999 года сотрудничает с Красноярским государственным театром оперы и балета. В 2003 году возглавил балетную труппу театра. За эти годы поставил одиннадцать балетных спектаклей: "Царь-рыба" В. Пороцкого (1999), дивертисмент "Контрданс" (2000), "Дочь Эдипа" (2000), "Щелкунчик" П. Чайковского (2001), "Кармен" Ж. Бизе (2002), "Лебединое озеро" П. Чайковского (2002), "Спящая красавица" П. Чайковского (2003), "Дон Кихот" Л. Минкуса (2003), "Царь-рыба" (новая редакция, 2004), "Баядерка" Л. Минкуса (2004), "Ромео и Джульетта" С. Прокофьева (2005).
Лауреат Межрегионального конкурса балетмейстеров и артистов балета (1991, 1-я премия), Международного конкурса имени Сержа Лифаря в Киеве (1994, 2-я премия), IX Международного конкурса в Москве (2001, 2-я премия).
Балетная труппа Красноярского театра со спектаклями, поставленными Сергеем Бобровым, побывала на гастролях на Тайване и Филиппинах, в Греции и на Кипре, в Италии и Великобритании.
Женат, имеет сына.

Эдуард РУСАКОВ
Фото Валерия ЗАБОЛОТСКОГО
"Красноярский рабочий", 10 июня 2006 г.

Дорогие друзья! ×

С 30 октября посещение событий театра возможно только при предъявлении QR-кода или прививочного сертификата. Также можно предъявить справку о перенесенном заболевании (если с момента выздоровления прошло менее 6 месяцев).