Отключить

Купить билеты
Забронировать билеты: 8 (391) 227-86-97

Версия для слабовидящих

Интервью

02.03.2016

«Если мои расчеты верны, то мы со зрителем поймем друг друга»

В Красноярском театре оперы и балета прошел необычный концерт SlovZov-GALA. Необычное в нем не столько то, что сцены из классических опер поставили в формате шоу, сколько то, что над постановкой работал не профессиональный режиссер, а директор департамента коммуникаций госкорпорации «Росатом» Сергей Новиков. «Театрал» не прошел мимо этого факта и побеседовал с дебютантом.

Сергей Новиков– Сергей, вам, наверное, часто задают этот вопрос, но все-таки… Почему вы, работник госкорпорации, вдруг сели за режиссерский столик?

– Заниматься оперой – мечта моей юности. Есть музыкальное образование (окончил музыкальное училище по специальности «солист оркестра и дирижер эстрадно-духового оркестра»). Могу читать партитуру.  Сегодня постановкой опер часто занимаются режиссеры драматического театра. Но многие забывают при этом, что в драме действуют совершенно другие законы. Возможно, именно поэтому возникает много экспериментов, которые просто отпугивают зрителя от оперы.

– Ваша постановка тоже далека от классической. Не боитесь «отпугнуть»?

­– Все зависит от того, как использовать драматургический потенциал оперы. Важно, чтобы это был не «скандал по плану», а обоснованное, понятное человеку постановочное решение. Если мои расчеты верны, то мы со зрителем поймем друг друга.

– Но все же, почему вы решили поменять классический сюжет? В основу SlovZov-GALA, насколько я знаю, легли ваши работы, которые вы показывали на музыкальных конкурсах…

– Этот концерт и был задуман, как Гала по итогам международного конкурса, прошедшего в Красноярском театре. Что касается изменений  сюжета, то это был  «счастливый случай». Жюри конкурса составило для вокалистов программу из не связанных между собой отрывков оперы. Пришлось придумывать историю из отношений Онегина и Ленского, поскольку именно баритон и тенор были конкурсантами, выпавшими мне по жребию...

Сначала зрители слушали арию Онегина и арию Ленского просто в непривычныхинтерьерах (начальственный кабинет и тюремная камера  вместо традиционных сада и утренней зари). Потом Онегин, вместо того чтобы стрелять в Ленского, стреляет в тюремного конвоира... И, наконец, Онегин освобождает Ленского, надевает на него шинель убитого и уводит, чтобы спасти.

– А зрители? Как они реагировали на этот режиссерский прием?

– Когда вместо Ленского был застрелен конвоир, по залу пробежал истерический хохоток. Но пока шло оркестровое завершение картины, зритель осмыслил, что Онегин все это время выбирал между карьерой, начальственным статусом и высоким общественным положением, с одной стороны, и спасением друга детства (через служебное преступление) и участь изгнанника с другой.

После того, как занавес опустился, зрительный зал устроил исполнителям овацию. А если зрителям нравится, значит, они снова придут в театр и приведут знакомых. Это и есть цель. Если аудитория оперы будет приумножаться и пополняться молодежью, жанр будет развиваться.

– Постановка получила название в честь тенора Петра Словцова, видимо, потому, что в ХХ веке Петр Иванович был легендарным исполнителем партии Ленского?

– Потому что он фактически создал оперную традицию в Красноярске и в Сибири в целом. Собрал коллектив из 100 энтузиастов и на общественных началах (!)  поставил 14 опер, которые шли в 30-е годы с огромным успехом. А поскольку без визуального образа бренд двигать не получится,  то  мы художественно реконструировали  образ Петра Ивановича Словцова по видео.

– Судя по всему, видео в вашей постановке играет немаловажную особую роль…

– Мы составили программу из фрагментов 8 опер, при  этом действие не останавливалось ни на секунду. Поэтому – да, все строилось на видеооформлении.

Великий Борис Александрович Покровский учил, что опера – жанр, объединяющий все искусства, можно прийти на оперу и увидеть синтез всего: музыки, живописи, драматургии, танца… Так было. Но время, технологии ушли вперед, появились новые жанры.

– Сейчас опера продолжает объединять все остальные жанры?

– В театрах, где реализуется именно такой подход, там успех. Оперный театр сегодня конкурирует за зрителя с кинематографом, телевидением, интернетом. Если синтезировать в постановке современный инструментарий для того, чтобы донести до нового поколения аудитории классический материал, то есть шанс побороться.

Это не значит, что нужно «идти на поводу» у масс, как делают многие телевизионные коллеги, забивая эфирную сетку катастрофами и прочим негативом, обеспечивающим рейтинг. Конечно, сверхзадача – вести зрителя за собой, развиваться чуть быстрее, чтобы всегда можно было предложить что-то новое, но это очень трудно.

– Каким будет следующий эксперимент?

– Вместе с маэстро Александром Рудиным и оркестром MusicaViva 17 ноября  мы представим в Москве «Русалку» А.С. Даргомыжского. Это будет концертное исполнение, но с художественным оформлением и мизансценами, насколько позволят возможности площадки.

Елена МИЛИЕНКО
«Театрал», 2 марта 2016 г.

Дорогие друзья! ×

С 30 октября посещение событий театра возможно только при предъявлении QR-кода или прививочного сертификата. Также можно предъявить справку о перенесенном заболевании (если с момента выздоровления прошло менее 6 месяцев).