Отключить

Купить билеты
Забронировать билеты: 8 (391) 227-86-97

Версия для слабовидящих

Интервью

04.01.2003

Кай не из сказки

Однако тесен мир... Открываю как-то один из старых киножурналов, чтобы получить кое-какую информацию о детском фильме "Пассажир с "Экватора", поставленном в конце шестидесятых, и вдруг обнаруживаю очень знакомую фамилию – Слава Цюпа. Что-то щелкает в сознании... Вспоминаю, что и у главного режиссера Красноярского театра оперы и балета аналогичная фамилия. Совпадение маловероятно, поскольку фамилия уж больно редкая. И вот я в кабинете Вячеслава Олеговича Цюпы, который действительно в раннем детстве был настоящей кинозвездой, но затем нашел в себе силы отказаться от заманчивой карьеры артиста кино.

Вячеслав Цюпа- Сколько себя помню, снимался почти беспрерывно все свое детство. У меня даже занятия в общеобразовательной школе проходили по два месяца в каждом городе, где работала в тот момент киноэкспедиция. "Снежную королеву", в которой я играл Кая, например, снимали полгода. Весь старый город снимали в Таллинне – я ходил в эстонскую школу, занимался с эстонскими педагогами по всем предметам.

- Вашим дебютом в кино стала роль Кая в "Снежной королеве"?

- Нет, чуть раньше, в 1964 году я поработал на "Беларусьфильме" в короткометражке "Улыбка Ильича", которую снял дипломник ВГИКа режиссер Василий Паскарь (позже его фамилия изменилась на Паскару). Очень трогательный сюжет: пионеры одной из школ решили выяснить, по какой причине улыбается Ленин на фотографии, где он держит газету "Правда". И какую же строчку он читал в этот момент? Выяснилось, что в газете были такие строчки: "В детский дом завезли сахар, муку и хлеб". Я учился в третьем классе, занимался в музыкальной школе, и учительница взяла меня за руку и отвела на киностудию. Его величество случай...

- Вы жили в Минске?

- И учился там до восьмого класса. Потом родители переехали в Москву. Затем были училище, институт, а с 1981 года я работаю в театрах, начиная с Ростова-на-Дону, был главным режиссером в минских театрах музыкальной комедии и оперы, теперь – в Красноярске.

- И все-таки можно поподробнее узнать о фильмах с вашим участием?

- "Побегал" на экране в роли сына мельника в сказке "Город мастеров" в компании детей. У Станислава Ростоцкого снялся по ходу дела в небольшой роли студента в фильме "Белый Бим Черное ухо". Снимаясь в "Пассажире с "Экватора", попал в эпизод в одну из картин Алексея Коренева. Но стоит ли об этом говорить? Это такие мимолетности... Совсем другая жизнь.

- Но детский кинематограф вывел в люди, например, ту же Лену Проклову, с которой вы снимались в "Снежной королеве".

- Конечно, кинематограф будит творческую фантазию, и жизнь сложилась таким образом, что я занимаюсь теми же вещами, что и на съемочной площадке. В этом смысле театр и кинематограф очень близки.

- В фильме "Пассажир с "Экватора" ваш герой Андре выглядел этаким бойким парнишкой. Вы таким же были в действительности?

- Мне нужно было создать образ темпераментного маленького француза и приложить для этого определенные усилия. И это не вполне я в предлагаемых обстоятельствах – пришлось придумывать примерный образ мальчика-иностранца.

- Когда вас пригласили в "Снежную королеву", вы знали о существовании режиссера Геннадия Казанского?

- Естественно, нет, мне шел одиннадцатый год, но когда начал сниматься, получил всю информацию о том, с какими серьезными людьми предстояло работать. Геннадий Казанский – постановщик фильмов "Старик Хоттабыч" и "Человек-амфибия", пригласил в картину таких актеров, как Евгений Леонов, Николай Боярский, Ольга Викландт, и я старался не подвести. На съемках случались достаточно суровые моменты: вся зима и все царство Снежной королевы снималось не только в павильоне, но и на Финском заливе, в февральскую пургу, с настоящими метелями. Не все можно показать с помощью комбинированных съемок. Выезжали, караулили пургу, чтобы бродить по заливу в чертогах Снежной королевы, пока не получится дубль, необходимый режиссеру.

- Как к вашей "звездности" относились одноклассники?

- Я болезненно переживал повышенное внимание к своей персоне. Совершенно определенно не хотел быть артистом. Работа за кадром, в зрительном зале в качестве придумывателя спектакля – это мне всегда нравилось больше, чем самому выходить на аплодисменты. Я всегда зажимался. И перед камерой мне нужно было преодолеть себя, чтобы раскрепоститься.

- После какого фильма вы ощутили – хватит!

- Это было в день поступления в музыкальное училище. С этого момента на все телефонные звонки ассистентов режиссеров, телеграммы я отвечал отказом. Последним фильмом с моим участием был "Белый Бим...". Стоило мне не ответить на несколько звонков, и постепенно забвение покрыло ту часть жизни, о чем я совершенно не жалею.

- Зачем же вы тогда снимались в кино?

- Хотелось удовлетворить любопытство. И, слава Богу, что этот путь не продолжился, потому как сколько можно вспомнить не сложившихся актерских судеб. Дети, которые в детстве поют, не всегда становятся звездами эстрады и оперной сцены.

- Вы постоянный житель Красноярска?

- Я гражданин Белоруссии, но живу и работаю здесь. В Минске остались родители. Каждое лето мы всей семьей садимся в машину и едем через всю страну до Минска и обратно. Ежегодный круиз.

- За какие работы вы получили государственные премии?

- Был такой знаменитый спектакль в Минском театре музыкальной комедии "Клоп" по пьесе Маяковского – фолк-опера по жанру. Авторы – Владимир Дашкевич и Юлий Ким. "Клоп" затем был участником фестиваля "Театры-88" в Москве, куда были приглашены не только музыкальные, но и драматические коллективы. По рейтингу мы попали в пятерку лучших спектаклей из тринадцати – после Юрия Любимова и других. На фестивале оперетты и мюзикла в Одессе на следующий год мы заняли первое место. Белорусский комитет по комсомольским премиям оценил наш успех. А государственная премия была получена за оперу "Дикая охота короля Стаха" на музыку рано ушедшего из жизни Владимира Солкина. В отличие от многих опер современных композиторов эта опера живет, начиная с 1989 года и до сих пор. И каждый год открывает сезон оперного театра в Минске.

- Почему бы вам не поставить эту оперу в Красноярске?

- Во-первых, она на белорусском языке, во-вторых, это темы старой Белоруссии. Там это интересно...

- Что для вас ближе – опера или оперетта?

- Определенного предпочтения нет. Если выбирать, без какого жанра можно прожить, занимался бы оперой и пожертвовал опереттой. Жесткий выбор. Но когда есть возможность совмещать, делаю это с удовольствием. После серьезных философских клавиров оперного, после классического наследия всегда с удовольствием окунаешься в юмор и беззаботность оперетты. Другой жанр, другой стиль мышления. Профессия одна, решения разные. Интереснее, однако, копаться в философских глубинах оперных клавиров - есть над чем пофантазировать.

- Драматические режиссеры частенько ставят оперы. А не хотели бы вы поработать в драме?

- (Долгая пауза.) Если бы такое предложение поступило, только тогда я начал бы думать, надо ли мне это и насколько мне это интересно. Драматический режиссер, приходящий ставить оперу, имеет серьезных помощников в лице оперных дирижеров, и, как бы он ни поставил оперу, даже если он совсем ничего не придумает, все равно дирижер взмахнет палочкой, музыка заиграет, певцы все споют. Плохо поставить оперу легко, хорошо поставить – очень трудно, что нельзя сделать с драматическим спектаклем. Если режиссер драмы не сможет ничего сделать с актерами – спектакля не будет. Не придет вместо режиссера другой человек, не взмахнет палочкой, и само собой все не организуется. Когда, кроме музицирования, нужно сочинить театральное действие и объяснить за каждым тактом, за каждой нотой, за каждым нюансом, за каждой сменой тональности, почему это произошло, все события на слуху, в нотных строчках. Те события, которые драматический режиссер находит в тексте пьесы, заложены композитором в звук, и нужно расшифровать и понять, почему этот звук состоялся. Опасность провала в драме гораздо острее, чем в опере.

- Но ведь Тарковский ставил оперу, и Михалков-Кончаловский, и Любимов...

- Любимов на Западе как оперный режиссер поставил около тридцати опер, которые не знает никто. Я видел в его постановке в Будапеште "Дон Жуана" – слабый, неинтересный спектакль. А на драматической сцене он умеет решить спектакль и отрепетировать с актерами так, что это потрясает аудиторию.

- Незаметно ушло в прошлое время фильмов Квинихидзе, Гинзбурга, Юнгвальд-Хилькевича, но, думаю, через какое-то время оно обязательно вернется...

- Музыкальное кино требует огромных затрат...

- Нет ли идеи попробовать себя в этом направлении?

- Просто так ничего не получится. Этой профессии надо учиться – искусство монтажа, работа с камерой. Так что я в этом смысле не обольщаюсь, как и скептически отношусь к любым попыткам поставить оперу с наскока.

- Сейчас фильмы с собственным участием пересматриваете?

- Все осталось там, в детстве. Однако телевидение стабильно преподносит ко дню моего рождения подарок: 10 января почему-то каждый год по окончании детских каникул показывают "Снежную королеву".

Вячеслав Олегович ЦЮПА. Лауреат Государственной премии Белоруссии, лауреат премии Ленинского комсомола Белоруссии. Закончил Московское высшее музыкальное училище имени Гнесиных, факультет музыкального театра ГИТИСа. Главный режиссер Красноярского государственного театра оперы и балета. В детские и юношеские годы снимался в фильмах "Улыбка Ильича", "Город мастеров", "Снежная королева", "Пассажир с "Экватора", "Тайна железной двери", "Осенние грозы", "Белый Бим Черное ухо" и других.

Сергей ПАВЛЕНКО
"Красноярский рабочий", 04.01.2003 г.

Дорогие друзья! ×

С 30 октября посещение событий театра возможно только при предъявлении QR-кода или прививочного сертификата. Также можно предъявить справку о перенесенном заболевании (если с момента выздоровления прошло менее 6 месяцев).