Отключить

Купить билеты
Забронировать билеты: 8 (391) 227-86-97

Версия для слабовидящих

Интервью

01.10.2010

Вера Баранова: “У меня есть ученица из Норильска”

Три дня в сентябре в Норильском Заполярном театре драмы  звучали оперные арии, дуэты, канцонетты, романсы и просто песни  и песенки из кинофильмов в сопровождении симфонического оркестра.  После окончания гастролей Красноярского государственного театра оперы и балета в Норильске “ЗВ” взял интервью у заслуженной артистки России Веры БАРАНОВОЙ.

Вера БарановаПримадонна Красноярского государственного театра оперы и балета Вера Баранова оперной певицей стала почти случайно. В школьные годы она пела  в основном популярные эстрадные песни и не признавала классическую музыку. И в Красноярское училище искусств Вера Красникова, ставшая к тому времени по мужу Барановой, пришла уже после медицинского, куда поступила потому, что мама мечтала видеть дочь медиком. Но от судьбы не уйдешь. Когда поющую медицинскую сестру пригласили на работу в только что созданное в Красноярске объединение музыкальных ансамблей, встал вопрос о дипломе по профилю.

– В училище искусств, – рассказывает певица, – я обошла всех педагогов  вокального отделения. Мне понравилась Мария Евгеньевна Обнорская. И я сказала, что хочу у нее учиться, в ответ Обнорская спросила: “А что будешь петь на вступительных экзаменах?” Я подумала и выбрала “Катюшу” и еще какую-то песню Блантера. Арий и романсов, которые исполняли другие абитуриенты, я тогда не знала. Но меня взяли. Как рассказывала потом Мария Евгеньевна, за улыбку, но и за голос, конечно…

Самое интересное, что к тому времени я уже была беременна, и 1 сентября на пороге училища появился сначала мой живот, а потом Вера… Педагог чуть не в обмороке. Но я  успокоила Марию Евгеньевну, сказав, что в декрет уходить мне некогда, буду учиться…

За год со мной произошло чудо. Я навсегда полюбила классическую музыку. С той поры самый большой комплимент для меня – слова благодарности от тех, кому я помогла ее услышать.

Не как доярка к корове

– Дмитрий Хворостовский оканчивал то же училище?

– Он учился в педагогическом, но в той же академии искусств, где я сейчас преподаю. И начинал петь в том, Красноярском, театре оперы и балета, где я работаю с 1993 года.

Вместе с Хворостовским в академии училась Лена Семикова из Норильска. Она выпускница Норильского музыкального колледжа. Была звездой нашего театра, пока не перебралась в Краснодар. Теперь украшает сцену Краснодарского театра оперы и балета. Елена приезжала на юбилей Екатерины Константиновны Иофель, у которой училась, и Хворостовский присылал поздравление.

У меня на курсе в академии есть ученица из Норильска – Кристина Алиева. Она окончила здесь школу. Приехала в Красноярск и поступила сначала на подкурс, сейчас учится на четвертом. Кристина делает большие успехи.  Очень одаренная от природы, она добилась диапазона  полноценной оперной певицы с феноменальной техникой. Могу признаться, что некоторые сложные вещи она учит быстрее меня. Молю Бога, чтобы ее не испортили. Этот цветочек нужно  только правильно поливать.

– Быть оперной певицей сегодня престижно?

– Престижно. Во многом благодаря Валерию Гергиеву, возродившему классическую музыку, оперное искусство в России. Певцов с хорошими голосами много, но если нет внутреннего стержня, трудолюбия, то не будет и оперного певца. Трудиться нужно каждый день. И не только правильно ставить нотки. Нужно создавать имидж, уметь правильно выйти к зрителю. Можно как доярка подходит к корове, но это профессиональная поза доярки, а не певца. На сцене нужно уметь нести себя публике.

Наша профессия – очень сложная. Бытует мнение, что певцы перед выступлением выпивают коньяк, чтобы разогреть связки. У меня спиртного не бывает уже за неделю до выступления. Нам нельзя простывать. После простуды голос восстанавливается не сразу: в течение месяца ты не работоспособен. Приходится постоянно следить за собой. Быть оперным певцом, повторюсь, постоянный труд, а распуститься ничего не стоит. Мне помогает быть в форме то, что в детстве я много занималась спортом. Любила волейбол, еще в медучилище была капитаном команды. Прыгнуть в высоту на метр сорок – легко. Бег, альпинизм, горные лыжи – увлечений было много. Мне все нравилось, и я всегда всему хотела научиться.

Сейчас, правда, на спорт времени остается меньше, но дома стоит беговая дорожка… Много хожу пешком. Летом мы с мужем провели целый месяц на море в нашей любимой Италии и каждый день совершали пешие километровые прогулки.    

– Назовите имена ваших кумиров.

– Кетлин Баттл, которую я много слушала, пытаясь понять механизм ее пения. Тембрально мы очень с ней похожи. Мне говорили об этом, когда я еще не знала, кто она такая.

Наша замечательная Анна Нетребко, сделавшая феерическую карьеру. Ее творчество можно воспринимать по-разному, но каждый четвертый покупаемый диск классической музыки в Германии записан Нетребко.

 Лебедь уговорил остаться

– Вы  поете на одной сцене уже семнадцать лет, вам никогда не хотелось ее сменить?

Вера Баранова– Меня приглашали в Санкт-Петербург, в театр, который сейчас называется Михайловским. Я там пела Виолетту, Джильду. Я уже собиралась переезжать, но меня уговорил не делать этого Александр Иванович Лебедь… Замечу, что он на самом деле был совсем не похож на свое телевизионное отражение. Как классическая музыка, если слушать ее не в театре, а по телевизору… И я осталась в Красноярске. Я много пела и пою не только на родной сцене, но и за рубежом. В Нидерландах, Швейцарии, Франции, Финляндии, США, Аргентине, Монголии. Три года назад у нас были трехмесячные британские гастроли. Жаловаться не приходится. С удовольствием езжу и по России. Меня очень любят в Кемерово. Я там чуть ли не почетная гражданка.

– Ваша любимая оперная партия?

– Виолетта из “Травиаты” Верди. Труднейшая партия. Четыре действия – четыре разных спектакля. В первом – веселая, озорная куртизанка. Во втором – нежная влюбленная. В третьем и четвертом – надломленная, умирающая женщина… Пою ее десять лет. Спела 50 спектаклей. В Санкт-Петербург меня приглашали благодаря той партии. Во время гастролей в Англии самые большие комплименты от импресарио и аплодисменты публики я получила за Виолетту.

– А неспетая?

– Лючия ди Ламмермур, сложнейшая по драматизму, как и Виолетта. Я пела арии в концертах, но это же не спектакль. Не знаю, суждено ли сбыться этой мечте. Если случится, то я буду счастлива.

– Вы ведущая солистка-сопрано в театре. Преподаете в академии, а теперь еще и художественный руководитель оперной труппы. Как все успеть?

– Я осознанно пошла на этот шаг, хотя художественное руководство действительно отнимает много времени. В прошлом году мы осуществили большой проект “Парад звезд в оперном”. В спектаклях нашего театра участвовали известнейшие певцы, дирижеры из Большого, Мариинского театров, “Новой оперы” и других. Роман Муравицкий, Жанна Афанасьева, один из лучших исполнителей Риголетто в стране Василий Святкин, лучший европейский тенор Михаил Губский... Но самой главной гордостью проекта стало участие в нем Ирины Богачевой. Она пела партию Графини из “Пиковой дамы”, и мы констатировали, что певица в прекрасной форме. В 71 год она любому даст фору. Мы попытались в сложных мизансценах облегчить ей жизнь, но она отказалось от всех наших предложений.

Все спектакли проекта прошли с аншлагами, а перед театром открылись новые заманчивые перспективы. Думаем над продолжением.

Валентина ВАЧАЕВА
"Заполярный вестник", 1 октября 2010 года

Дорогие друзья! ×

С 30 октября посещение событий театра возможно только при предъявлении QR-кода или прививочного сертификата. Также можно предъявить справку о перенесенном заболевании (если с момента выздоровления прошло менее 6 месяцев).