Отключить

Купить билеты
Забронировать билеты: 8 (391) 227-86-97

Версия для слабовидящих

Обзоры

04.02.2003

"Па-де-труа на минном поле"

Одиннадцать артистов Красноярского театра оперы и балета получили серьезные травмы прямо на сцене.

В этом году нашему театру исполняется 25 лет. Праздник, впрочем, может и не случиться. Потому что как раз к юбилейным дням, совсем не исключено, здание оперного если не рухнет окончательно, то для зрителей закроется.

Уже сейчас санитарные службы запретили проводить репетиции в балетных классах - пол здесь ходит ходуном, в нем много щелей и выбоин, а потолок от дождя отчасти затянут полиэтиленом. Танцевать, крутить пируэты в таких условиях, считают врачи, нельзя - это опасно для здоровья. Но артисты все равно танцуют. Несмотря на запреты, снова и снова идут в свой класс, поскольку деваться больше некуда. Без репетиций артистам балета никак нельзя, пока семь потов не сойдет - ни одна роль не выпляшется. Такая уж работа, такая судьба.

Сцена - отдельная песня. Половое покрытие на ней обязательно должны менять полностью раз в 10-15 лет - понятно, что в Красноярске его не меняли никогда. Десятилетие назад, когда вопрос встал ребром, денег в стране не было в принципе, и ремонт решили отложить. Зато был найден другой, совсем неплохой выход из положения. Краевое управление культуры расстаралось и купило в Англии специальный балетный линолеум, который скрывает неровности сцены. Его застилают на время танцевальных спектаклей и убирают, когда дают оперу. Но теперь не спасает и линолеум, успевший износиться на 70 процентов. А износ деревянных настилов сцены, дубль-сцены и репетиционных залов и вовсе составляет 90-100 процентов. Когда по такой сцене просто идешь, сквозь обувь чувствуются ямы и щели, пол под ногами шатается. Как на этом минном поле можно па-де-де или па-де-труа исполнять, нормальному человеку представить невозможно. Недаром зрители, бывает, звонят театральному начальству и ругаются: зачем вы, дескать, наших любимых артистов танцевать заставляете, они же ноги себе переломают!

Ведущий солист балета Андрей Асиньяров "сломался" на "Дон Кихоте". Нога попала в выбоину, подвернулась, и он порвал связки, да так серьезно, что не мог работать целый год. Начинал с кордебалета, только сейчас понемногу пробуется в сольных партиях. Для молодого артиста Руслана Ермолаева роковым стало третье в его жизни "Лебединое озеро", у него едва хватило сил, чтобы просто уйти со сцены. Серьезные травмы получили еще 9 человек, это если не считать микротравм, когда танцовщики, будто солдаты на поле боя, выбывают из строя на недельку-другую. Если ничего не изменится, инспекция по охране труда намерена передать материалы об актерском травматизме в прокуратуру - и с театром же судиться.

- А микротравмы, они ведь тоже бесследно не проходят, - рассказывает прима-балерина театра, лауреат международных конкурсов Наталья Хакимова, - постепенно перерастают в хронические заболевания. Наш век в балете и так недолог, а тут из-за болячек многие артисты вынуждены сходить со сцены намного раньше срока. И вместо того, чтобы во время спектакля думать об образе, заниматься творчеством, мы ищем место на сцене, где можно танцевать. Я уже выучила, где какая дырка, где какая ямка. Я прекрасно знаю, куда нельзя вставать, и все равно ненароком, бывает, в выбоину попадаю. Приходится убирать какие-то трюки, которые можно было бы делать на хорошей сцене, а здесь я это делать просто боюсь. Потому что после каждого шага можно отправиться на больничную койку. Недавно мы были на гастролях в Англии и там наконец поняли, что значит работать на ровной сцене, не думая, какой пол у тебя под ногами. Наверное, наш зритель был бы приятно удивлен, если бы увидел, как мы можем танцевать на самом деле.

В Кардифф, столицу княжества Уэльс Великобритании, они привезли два, наверное, самых известных русских балета - "Щелкунчик" и "Лебединое озеро" в постановке Сергея Боброва. Английская критика отметила их современное звучание, в "Щелкунчике" была замечена необычайная праздничность, карнавальность, фееричность спектакля, а "Лебединое озеро" удивило оригинальностью трактовки. Что касается обычных зрителей, они охотно раскупали билеты - большинство выступлений прошло с аншлагами - и очень тепло встречали артистов.

- Конечно, с Большим театром или Мариинкой тягаться мы не собираемся, - говорит пресс-секретарь театра Андрей Шохин, - но если взять театры второго круга, не только в нашей стране, но и вообще в мире, то уровень у нас довольно высокий. В той же Англии отмечали и работу балетмейстера, и хорошую подготовку солистов, и качественное звучание оркестра. В результате солидная продюсерская компания "Раймонд Габби" подписала с нами контракт еще на одни гастроли в следующем году. С другой стороны, конечно, там наш оркестр звучал хорошо. Но только потому, что, во-первых, мы привезли камерный состав - всего 29 человек, во-вторых, многие артисты специально для Англии взяли инструменты где-то на стороне. Не будешь же их брать каждый день...

Когда 25 лет назад Красноярский театр оперы и балета открывался, было принято решение временно, на год-два передать ему списанные инструменты Большого театра. Как выяснилось теперь, на этом щедроты и закончились. Сегодня директор театра Вера Ситникова подготовила справку о состоянии музыкальных инструментов симфонического оркестра театра, которая больше похожа на крик души, читать без слез ее невозможно.

"В группе тромбонов на пятерых исполнителей имеется три инструмента. Инструмент Bach Stradivarius 50B находится в театре с его открытия в 1978 г. Тромбон давно выработал срок эксплуатации. Например, в 1994 году на концерте во время исполнения отвалился раструб. После пайки инструмент абсолютно непригоден для профессиональной работы. Кроме того, при игре на тромбоне требуется регулярная смазка кулисы. В театре смазочные материалы последний раз закупались в 1992 году... В группе фаготов оркестра сложилась катастрофическая ситуация. Она совершенно не укомплектована инструментом, из трех фаготов, которые числятся на балансе театра, пригодным к работе является только один. Остальные не подлежат ремонту - клапанный механизм пришел в негодность, дерево дало трещины и начало гнить. Более того, эти инструменты изначально были предназначены только для начального обучения, но никак не для профессиональной работы... Музыкальные инструменты для группы ударных с открытия театра не обновлялись и не закупались. К примеру, на литаврах износился педальный механизм, вытянулась кожа, литавровые палочки не покупались лет десять, а необходима хотя бы одна пара на 2-3 месяца. Старые палочки приходится обтягивать подручной ветошью вместо специального пушеля..."

И дальше в том же духе - на девяти страницах мелким шрифтом. Такое впечатление, будто речь идет не о большом профессиональном коллективе, а о какой-то музыкальной шарашке с пьяным дирижером во главе. Государственный театр ни разу не получил ни копейки на приобретение инструментов, хотя кое-что, конечно, покупали - на заработанные своим же трудом деньги. Но теперь, с введением бюджетного кодекса, исчезла и такая возможность. Потому что, если театр потратит свои средства на что-либо, эту сумму немедленно вычтут из бюджета. А там и так почти по нулям, в этом году, к примеру, заложены только зарплата и расходы на коммунальные услуги. 7 лет в краевой бюджет вносилась строка о ремонте оперного театра - и все 7 лет он благополучно продолжал разваливаться. И сегодня, когда артисты на родной сцене стали просто калечиться, никто не поспешил им на помощь.

- Несколько фирм предложили нам услуги по ремонту и составили смету расходов, - рассказывает главный бухгалтер театра Людмила Лютенкова. - Мы выбрали из них самую дешевую, экономичную - стоимость всех работ с учетом материалов составила 1 миллион 200 тысяч рублей. Эту смету мы отдали на утверждение в краевое управление культуры, и сначала, при предварительном обсуждении, речь шла о том, что из бюджета нам выделят 800 тысяч, а остальное мы как-нибудь должны заработать сами. Но в конце концов утвердили нам только 200 тысяч и еще 390 разрешили потратить из собственных средств. Конечно, таких денег ни на что не хватит.

Может быть, действительно честнее взять и закрыть театр? Пожил четверть века - и будет. Все лучше, чем отрубать хвост по кусочкам, как той несчастной собаке.

Любовь РАК
"Красноярский рабочий", 04.02.2003 г.

Дорогие друзья! ×

С 30 октября посещение событий театра возможно только при предъявлении QR-кода или прививочного сертификата. Также можно предъявить справку о перенесенном заболевании (если с момента выздоровления прошло менее 6 месяцев).