Отключить

Купить билеты
Забронировать билеты: 8 (391) 227-86-97

Версия для слабовидящих

Обзоры

04.02.2003

Красноярская опера (как она видится с галерки)

"...А я вот никогда в театре этой самой... как ее... оперы не был, и ничего – нормально!.." (из разговора с таксистом)

Помните, как 25 лет назад в Красноярске появился театр оперы и балета, "Белый Лебедь на берегу Енисея", как пафосно славили его еще тогда советские газеты? Я не помню – маленькая была, но люди, которые застали это эпохальное событие в сознательном возрасте, вспоминают то время с придыханием и говорят о нем чуть ли не стихами.

театр оперы и балетаСо всей страны приглашались молодые многообещающие солисты – денег на театр не жалели, и зарплаты, квартиры и всяческие поощрения лились рекой. На гастроли приезжали все оперные и балетные звезды тех лет, а билеты распродавались аж за 4 (!) месяца до спектакля.

Пролетели эти 25 лет как-то незаметно, власть в городе и крае несколько раз переменилась, "Белый лебедь" постарел и стал потихоньку разваливаться, в прямом смысле этого слова. Штукатурка начала падать на голову, да и танцевать на сцене стало, как выясняется, небезопасно – дыры в полу, от которых происходят у артистов балета, то и дело, всяческие производственные травмы. Кстати, строились подобные театры по всей стране по одному типовому проекту некого архитектора, гений которого был взращен явно где-то на юге, а посему здание к условиям холодного севера приспособлено не было. Но это все хозяйственные проблемы, а в театре ведь главное что? – актеры, режиссеры, дирижеры, художники - в общем люди творческие. И вот с этим, по-моему, тоже стало не все ладно.

Труппа театра (оговорюсь, что речь пойдет только об оперной ее части) переживает, на мой взгляд, сейчас не самые лучшие времена. Она, как бы, разделилась на два полюса - с одной стороны, такие признанные мэтры, как Владимир Ефимов, Лариса Марзоева, Наталья Соколова, Герман Ефремов, Тамара Пронина и другие, все еще сохраняющие прекрасную вокальную форму, но (извините за откровенность) актеры уже очень зрелого возраста - образы Дездемоны и Иоланты воспринимать в их исполнении все труднее, да и справляться с таким огромным репертуаром, который предлагает своим поклонникам оперный театр сегодня, десятку человек просто не под силу... А с другой – зеленый молодняк, недавно закончивший (а то еще и не закончивший) институт и только-только становящийся на крыло. Им еще, для того чтобы "распеться", нужно года два, не меньше. А вот певцов среднего возраста, уже сложившихся профессионально и находящихся на пике своей вокальной и сценической формы, на которых, по идее, и должен держаться весь репертуар, оказывается совсем немного. Фактически это Олег Алексеев, любимица публики Вера Баранова и обладательница "Золотой маски" Светлана Кольянова, которая после ухода в Театр музыкальной комедии в репертуаре оперного стала задействоваться очень немного. Да вот, пожалуй, и все - согласитесь, негусто... Есть еще, правда, Игорь Борисов, приглашаемый из Новосибирского театра оперы, который все свободное время проводит в дороге, курсируя между двумя нашими славными городами, но у теноров судьба такая, их и в столицах не хватает.

Почему так получилось? Ответ банален до невозможности. Денег на содержание хорошей профессиональной труппы нет. Зарплаты давно перестали быть гордостью театра. Вот и сложилась ситуация, когда артист, достигший приличного уровня в профессиональном смысле, сразу же пытается уехать (и уезжает) в другие, более перспективные в этом плане театры. И даже не обязательно столичные. А те молодые актеры, которые только набирают силу, с пониманием смотрят ему вслед, благодаря за "освободившиеся" партии, и считая отъезд логичным развитием карьеры и для себя в том числе.

Грустно! Мне грустно, потому что я живу в Красноярске и потому что я, грешна, люблю оперу. Не оперу вообще, а оперу, как синтез хорошего вокала, актерской игры, умной режиссуры, первоклассного оркестра во главе с талантливым дирижером и радующих глаз декораций. Уф!!! Вы скажете, что я слишком привередлива и многого хочу? Но это нормально!!! Во всяком случае, к этому должно стремиться. И можете назвать меня идеалисткой, но я верю, что все это можно собрать в одном месте и в одно время. (Кстати, в театре есть спектакли, которые, на мой взгляд, счастливо все это в себе сочетают, правда, их совсем немного.) Так что все это возможно - было бы желание, в первую очередь, у художественного руководства театра. И отнюдь не все, как говорят, упирается в деньги... Я поэтому и решила написать статью, чтобы лишний раз озвучить эту далеко не новую мысль и лишний раз заставить людей неравнодушных задуматься о судьбе провинциального театра. Я лично к нему неравнодушна, потому что без театра свою жизнь представляю смутной и серой, и искренне радуюсь его удачам, и огорчаюсь его провалам.

Вот, например, последняя премьера – "Богема" Пуччини (постановка главного режиссера театра Вячеслава Цюпы). Вообще, как я заметила по предыдущим постановкам, он тяготеет к необычности трактовок и всяческим спецэффектам, что само по себе и не плохо, если, конечно, не становится самоцелью. Вспомним хотя бы Бомелия из "Царской невесты" в инвалидной коляске, или вечно падающий в лирических сценах на главных героев снег (во многих спектаклях), или странное сооружение с петардами – "инопланетный корабль", как написано в программке, во втором действии "Богемы".

Иногда это стремление к эпатажу приходится очень даже к месту, как, например, получилось с "Жанной д'Арк на костре" Онеггера, которую я считаю самой удачной постановкой последних лет в театре. Вот здесь счастливо соединились и атональная музыка Онеггера, и стремление Цюпы к неординарным трактовкам, и его любовь к спецэффектам, и потрясающая работа художника Виктора Архипова. А в целом получился спектакль, который обязательно нужно выдвигать на "Золотую маску" (хотя идет он уже 3 года). Спектакль того стоит! В общем, если вы его еще не видели - сходите, не пожалеете. По моим наблюдениям, этот спектакль или принимается с восторгом, или вызывает ярое неприятие, но равнодушным он не оставляет никого, что встречается в наши дни, согласитесь, не так уж часто! Только, если уж вы соберетесь, не поленитесь, поинтересуйтесь составом. Пусть Жанну д'Арк играет Саламатова (актриса театра Пушкина). Это, безусловно, ее роль и ее Жанна. (Прошу прощения за это не совсем корректное замечание, но хочется, чтобы все было по высшему классу.)

Отдав должное Жанне д'Арк – вернемся к "Богеме". Я была на летней премьере, и, начитавшись воспоминаний Паваротти, для которого Рудольф – любимейшая партия, отправилась на спектакль второй раз - в эту субботу. Хотелось посмотреть, как изменился спектакль за прошедшие полгода. Скажу сразу, что я не была в восторге от премьеры, и, если оставить в стороне гениальную музыку Пуччини, которая, конечно же, спасает любую постановку, то в остальном у меня осталось много вопросов и к режиссеру, и, как ни странно, к художнику – все тому же Виктору Архипову, который так восхитил меня в "Жанне д'Арк". Бывают у творческих людей и успехи, и неудачи - ничего не поделаешь! И если в постановке Онеггера меня очаровало тонкое чувство юмора и художественного стиля, то "Богема" показалась мне ужасно эклектичной и, простите, просто непродуманной, то есть режиссер и художник как-то по-разному увидели своих персонажей. Кроме того, декорации, даже визуально, казались настолько неустойчивыми, что зрители то и дело задавались вопросом: "Удержится или не удержится актер на этой шаткой конструкции?" – и замирали при каждом резком движении солиста. В режиссуре, с моей точки зрения, оказалось чересчур много надуманного. И перегруженность второго плана не давала толком уяснить себе даже первый.

И вот та же "Богема" полгода спустя... А вы знаете, спектакль-то, если так можно выразиться, "накатался", хотя некоторые театралы и прочили ему недолгую жизнь! Ушла премьерная "сыроватость", актеры как-то приладились к полету художественной фантазии тов. Архипова, сгладились многие углы и шероховатости. Спектакль, конечно, не изменился кардинально, но стал, на мой взгляд, вполне удобоваримым. То есть постановочные "находки" перестали мешать восприятию Пуччини. За дирижерским пультом – сам Анатолий Чепурной (главный дирижер театра), и хотя оркестр периодически все-таки заглушал солистов, но маэстро явно в этот вечер посетило вдохновение. Великолепный, трогающий душу голос Ларисы Марзоевой (Мими), заставил забыть обо всех этих " но" и "если бы" и просто слушать, наслаждаясь божественной музыкой.

Хорош также был Марсель (Олег Алексеев). Вообще, я давно слежу за его судьбой. Начиная с "моржовых" партий, он неожиданно сделал очень резкий рывок и, обладая красивым, мягким тембром и удивительной музыкальностью, стал ведущим солистом – действительно настоящим украшением труппы! Будет жаль, если театр не сможет его удержать...

В роли Мюзетты выступила еще одна молодая артистка – Мария Кашинская, ее исполнение оставило весьма приятное впечатление. Больше о ней сказать пока ничего не могу, но хочется надеяться, что на сцене Красноярского оперного мы ее видим не в последний раз.

Ну и конечно нельзя не сказать о "гвозде" любой оперы – теноре. Партию Рудольфа в этот вечер исполнял Игорь Борисов. Я не отношусь к его поклонницам, но понимаю, что у театра просто нет финансовых возможностей приглашать других теноров (не считая редкие наезды Василия Горшкова, ныне солиста Мариинского театра), а своих еще надо вырастить... Но не будем о грустном. Все может измениться в любую минуту, ведь жизнь прекрасна в своей непредсказуемости!

Да! Чуть не забыла! Вот память девичья! Не могу не сказать о Вячеславе Нечипуренко в роли Колина, о его потрясающем исполнении знаменитой арии о старом плаще из четвертого действия. Редко кому удавалось исполнить ее столь проникновенно – сдержанно и трогательно одновременно, так, что просто комок подступил к горлу (хотя я девушка несентиментальная, а сам "старый плащ" художник изобразил почему-то в виде роскошной белой ливреи на ярко красной подкладке, что немного мешало поверить в нищету бедного философа).

В общем, в этот раз я решила, что "Богема" все-таки выстояла и отвоевала свое место в театральном репертуаре, и если и не стала шедевром с постановочной точки зрения, то, во всяком случае, со временем станет добротным спектаклем, по которому наши дети будут приобщаться к мировой оперной классике.

А по пути домой, трясясь на стареньком разваливающемся автобусике, я пыталась представить себе Красноярск 30-летней давности – те же улочки, дома, Енисей, только без оперного... и вдруг на меня напал такой приступ клаустрофобии, что я тут же забыла обо всех своих критических рассуждениях, и, обозвав себя брюзгой, искренне обрадовалась, что живу именно сейчас, что в моей жизни есть Театр оперы и балета, и что на следующей неделе я могу пойти на "Иоланту".

Кристина ШТУЧКИНА
Newslab.ru, 4 февраля 2003 г.

Дорогие друзья! ×

С 30 октября посещение событий театра возможно только при предъявлении QR-кода или прививочного сертификата. Также можно предъявить справку о перенесенном заболевании (если с момента выздоровления прошло менее 6 месяцев).