Отключить

Купить билеты
Забронировать билеты: 8 (391) 227-86-97

Версия для слабовидящих

Интервью

24.01.2017

Народная артистка России Лариса Марзоева: «Молила Бога, чтобы вновь стать певицей»

В этом творческом сезоне в Красноярском театре оперы и балета произошли кадровые изменения. В руководящем составе театра появилось сразу два новых человека. С работами главного режиссёра Неэме Кунингаса нам предстоит ещё познакомиться. Народная артистка России Лариса Марзоева не нуждается в представлении — на протяжении многих лет солистка блистает в ведущих ролях оперного репертуара театра. Теперь Лариса Владимировна ещё и художественный руководитель оперы. И одно из первых испытаний на прочность в новой должности — грядущий фестиваль “Парад звёзд в оперном”, который начнётся 26 января.

Лариса Марзоева— Лариса Владимировна, Вы в совершенстве владеете ролью Примы — она Вам хорошо знакома. А легко ли Вам даётся новая роль художественного руководителя?

— Стараюсь. Психология руководителя отличается от психологии певца. Теперь нужно предъявлять претензии не только к себе, но и к другим, при этом быть корректным и объективным. Коллектив в театре, как известно, состоит из очень разных, творческих личностей, к каждому нужен свой подход. Артисты как дети, которым нужно внимание и поддержка. Я сама из них, поэтому ощущения у меня пока двойственные.

— Какова Ваша задача как руководителя?

— Чтобы люди были заняты работой. Это главное для солиста. Когда работа есть, продвигаешься вперёд, поддерживаешь вокальную форму. Это важно, ведь мир не стоит на месте, в том числе и в театре. Но, с другой стороны, не думаю, что в нашей профессии нужно изобретать велосипед. Есть традиции итальянской, немецкой, русской школы, их надо знать. Вопрос репертуара, в обсуждении которого должна принимать участие, тоже очень тонкий. Одним зрителям хочется слышать популярные мелодии, другие по классике скучают, третьи ищут экспериментов. Но нельзя идти только на поводу у публики, нужно соблюдать баланс и вместе с тем стараться удивить.

— Какие у Вас ближайшие планы?

— Сейчас идёт работа над фестивалем “Парад звёзд в Оперном”, посвящённым памяти Елене Васильевны Образцовой. Потом нам предстоит реализовать другой оригинальный проект — конкурс имени Словцова: в нём участвуют не только вокалисты, но и режиссёры оперы. Такого нигде нет.

— А на что нужно обратить внимание в “Параде звёзд” в этом году?

— Помимо приглашённых звёзд в фестивале примут участие студенты Академии Елены Образцовой. Думаю, что красноярцам будет интересно послушать молодых вокалистов из Санкт-Петербурга.

— Программа фестиваля была сформирована до того, как Вы стали худруком оперы. А если бы принимали участие в формировании программы, то кого бы Вам хотелось пригласить в Красноярск, чтобы его услышали наши ценители оперы?

— Веронику Джиоеву. Мне кажется, что она на сегодняшний момент одна из лучших певиц не только в России, но и в мире.

— Любому коллективу, в том числе и театру, нужна новая кровь. Новички в оперной труппе в этом году есть?

— Да, мы взяли двух солистов, два редких голоса — баса и тенора. Посмотрим, как ребята войдут в коллектив и в репертуар, который им предстоит освоить.

— Как понимаю, это не выпускники нашего института. А где наши таланты, молодые артисты, выпускники кафедры сольного пения и вокальной подготовки, которую Вы возглавляете? Ведь институт искусств открывали, в том числе, и для того, чтобы обеспечить театры города кадрами?

— Не только для наших театров, хотя труппа театра оперы и балета действительно сегодня состоит в основном из наших выпускников. Музыкальный театр тоже может гордиться нашими выпускниками. В институте и сейчас есть талантливые ребята с хорошими голосами, но лучшие из них стремятся пробовать свои силы в столицах, за рубежом. И это нормально. Опять же у нас набор очень маленький — пять человек всего на бюджет.

— Что помимо таланта нужно, чтобы быть счастливым в профессии оперного певца?

— Вообще наша профессия похожа на неизлечимое заболевание. Материальных благ она не приносит, да и не приносила никогда. В ней можно существовать, только когда ты не представляешь себя без этой профессии. Расскажу случай. Я три года работала в Перми. Туда приехал Евгений Колобов со своим коллективом. Когда я слушала в их исполнении оперу “Мария Стюарт”, меня стала бить дрожь, настолько это было красиво и гармонично. Слушала и молилась про себя: “Господи, если человек проживает не одну жизнь, а несколько, сделай так, чтобы в следующей жизни я вновь была оперной певицей!” Мне казалось, если бы у меня забрали мою профессию, то я бы умерла. Наша работа не заканчивается никогда, даже когда возвращаешься домой. Даже ночью не удаётся скрыться от этого наваждения: ночами снится, что ты выходишь в спектакле, не зная слов…

Сегодня молодым сложнее, чем нам. У них сбиты ценностные ориентиры. Да, есть канал “Культура”, но на остальных каналах в основном идут программы (сплетни, мистика, очень плохая эстрада), которые отвлекают от настоящего. А где, например, передачи, рассказывающие о нашем жанре? Учиться сегодня ребятам-вокалистам труднее — стипендия мизерная, прожить на неё невозможно, поэтому им приходится подрабатывать. Это не просто отвлекает от учёбы, но и порой вредит голосу. Хотя стипендия у меня была сорок рублей, и её хватало, чтобы прожить месяц, на первом курсе Ленинградской консерватории я устроилась в оркестр ресторана Дома офицеров на Литейном. Меня туда сосватала Люда Сенчина, с которой мы вместе учились в музыкальном училище. Она с этим оркестром когда-то пела на танцах. Была в ужасе: я, девочка с Кавказа, которая ни разу не обедала в ресторане, должна там петь. Но всё-таки год там проработала от Ленконцерта и поняла, что мне это мешает как вокалистке — у эстрадников другая манера пения. Ушла в лифтёры, работала в общежитии, где жила.

— Вы человек южный, тем не менее, судьбу связали с Сибирью, где для оперного певца тяжёлый климат. Не было ли желания уехать?

— Более того, я два раза уезжала из Красноярска. И два раза возвращалась. И я понимаю, что меня здесь держит: здесь я родилась как певица. Хотя училась я в Питере, и меня всегда тянуло туда — мама у меня ленинградка, которую вывезли в блокаду в Осетию, где она вышла замуж за моего отца-осетина. Но моя профессиональная родина здесь — в Красноярске. Хотя была возможность попробовать свои силы даже в Мариинском театре. Валерий Гергиев, с которым я знакома с юности, мы учились в одних и тех же учебных заведениях во Владикавказе и Питере, пригласил меня в Мариинку на постановку оперы М. И. Глинки “Руслан и Людмила”. Всё было здорово: я съездила с ними на Сицилию, в Палермо, спела вторую премьеру в Мариинке. И Гергиев мне предложил роль Эльзы в “Лоэнгрине” Вагнера. Но, побывав в Мариинке, поняла, что не смогу там, не приживусь — очень сложный коллектив. Подумала: столько “акул”, готовых сожрать меня, плавает, что лучше останусь в родном театре, который, что касается человеческих отношений, на фоне Мариинки просто детский сад. Осталась, и не пожалела.

— Кафедру основала и долгое время возглавляла Екатерина Константиновна Иофель — легенда оперной педагогики, которая недавно ушла из жизни. Что на кафедре осталось как при ней, а что изменилось?

— При ней всегда был идеальный порядок, строгая дисциплина. Студенты должны были посещать все занятия, вовремя всё сдавать. Они и сейчас это должны делать, но не всем это удаётся из-за подработок. Тогда времена были иные — студенты могли существовать на стипендию, им не обязательно было работать. Но были и исключения: её ученик Дмитрий Хворостовский со второго курса работал в нашем театре, потому что было понятно, что его ждёт большое будущее. И она разрешила ему петь на сцене. По инициативе Екатерины Константиновны каждую осень на кафедре проходил конкурс на исполнение произведений советских композиторов. У нас эта традиция осталась, правда, географию мы расширили, можем спеть и сочинение западного автора. Правила проведения кафедры такие же, как при Иофель. Теперь класс, где она занималась, носит её имя.

ДОСЬЕ

Лариса МАРЗОЕВА, народная артистка России, родилась во Владикавказе (Северная Осетия). Закончила Ленинградскую консерваторию имени Н. А. Римского-Корсакова (класс Н. П. Ли). Сразу же была приглашена работать в Красноярский театр оперы и балета. В её репертуаре более 30 партий в операх русских и зарубежных композиторов. Гастролировала в Германии (Баден-Баден, Франкфурт-на-Майне, Кельн, Гамбург), Чехословакии (Прага, Братислава), Италии (Рим, Флоренция) и Монголии (Улан-Батор). Музыкальные записи певицы пополнили фонды краевого радио (программы из произведений С. Рахманинова, М. Глинки, И. Брамса, Р. Штрауса, А. Петрова в 1982, 1988, 1991, 1998 годах) и телевидения (Дж. Верди “Травиата” — совместная работа с народным артистом России Дмитрием Хворостовским в 1988—1989 годах). С 2013 года заведует кафедрой сольного пения Красноярского института искусств.

В ТЕМУ

С 26 января по 31 марта в Красноярском театре оперы и балета пройдёт VIII Международный фестиваль “Парад звёзд в Оперном”. В этом году он будет посвящён народной артистке СССР Елене Образцовой и пройдёт при поддержке Международной академии музыки Елены Образцовой.

В течение двух месяцев перед публикой выступят именитые оперные певцы и дирижёры России, Италии, Словакии, Болгарии и Китая. Среди них: дирижёры Фабио Мастранджело, Петер Феранец, Александр Анисимов, Дмитрий Волосников и Борислав Иванов, солисты Аскар Абдразаков, Роман Муравицкий, Маквала Касрашвили, Ирина Морева, Михаил Пирогов и другие.

В программу фестиваля вошли лучшие образцы мировой оперной классики: “Иоланта” и “Пиковая дама” П. Чайковского, “Князь Игорь” А. Бородина, “Тоска” Дж. Пуччини, “La Traviata”, “Аида” и “Трубадур” Дж. Верди. Также в рамках “Парада” состоятся два гала-концерта с участием солистов Международной академии музыки Елены Образцовой, а также Мариинского и Большого театров, показ фильма-оперы “Сельская честь” режиссёра Франко Дзеффирелли с Еленой Образцовой, Пласидо Доминго, Ренато Брузоном, Федорой Барбьери, Акселлем Галлом.

Марина ЯБЛОНСКАЯ
"Городские новости" №3466, 24.01.2017 г.

Дорогие друзья! ×

С 30 октября посещение событий театра возможно только при предъявлении QR-кода или прививочного сертификата. Также можно предъявить справку о перенесенном заболевании (если с момента выздоровления прошло менее 6 месяцев).