Отключить

Купить билеты
Забронировать билеты: 8 (391) 227-86-97

Версия для слабовидящих

Рецензии

05.07.2012

Красноярский «Садко»

Оперой «Садко» стартовал в Красноярском государственном театре оперы и балета III Международный музыкальный фестиваль стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Со времен первого прошло ни много ни мало двадцать лет, а после второго форума, бывшего в 1995 году, об этой идее надолго забыли. К счастью, нашему городу вновь предоставлена поистине уникальная возможность принимать у себя иноземных артистов, представляющих 19 стран Азии своим самобытным искусством. Завоевания азиатских артистов на классическом фронте давно уже не вызывают никаких сомнений, и оперный театр в течение трех вечеров предоставляет свою сцену (и декорации, и оркестр, и хор etc) блистательным мастерам Востока.

«Садко»«Садко» – последняя в этом сезоне постановка театра, премьера которой была представлена зрителю 6-7 июня; к двум операм Н.А. Римского-Корсакова в репертуаре труппы, «Царской невесте» и «Снегурочке», прибавилась третья, не менее известная и популярная. Партитура жутковатой истории о невесте Ивана IV «Грозного» исполняется целиком, без сокращений; сказку о Снегурочке изрядно изрезали, видимо, с целью сделать оперу более динамичной; «Садко» в этом смысле нечто среднее – из спектакля по большому счету изъяты только сцена странствия кораблей по морю и жена Садко Любава Буслаевна как персонаж (а в замысле композитора и первоначальном варианте ее и не было). Действие от этого нисколько не пострадало и умещается во вполне приемлемые для оперного театра три с половиной часа, не доходя до абсурда в рамках модной нынче тенденции урезать спектакли насколько только можно с целью их популяризации и большей посещаемости.

Спектакли эти на красноярской сцене, помимо имени композитора, объединяет одно обстоятельство – поставлены они традиционно, вполне отвечая нашему представлению о дальних исторических эпохах и сказаниях. Для красноярского зрителя несомненный плюс: из попыток режиссеров что-либо осовременить или приавангардить в оперном театре по большому счету удалась только одна – прокофьевское «Обручение в монастыре» режиссера Владимира Гурфинкеля, изумительно искрометный спектакль, проживший на сцене, увы, весьма недолго.

«Садко» в этом смысле выглядит, как и положено – великолепные декорации, богатые костюмы, натуральных размеров корабль; яркое, красочное и гармоничное сценическое воплощение, впрочем, как и должно быть, когда за дело берется художник Дмитрий Чербаджи, соавтор многих спектаклей на нашей сцене и совершенно потрясающий сценограф. Хотя в данном случае это не является плодом его фантазии, а восстановлением оригинальных эскизов постановки Большого театра 1949 года художника Ф. Федоровского; режиссура – это новая сценическая редакция спектакля легендарного Бориса Покровского.

Благодаря креативному руководству Сергея Боброва наш театр стал как бы мини-копией Большого, что во многом идет ему на пользу – сценическое оформление спектаклей, видимо-художественное и действенно-актерское, стараниями приезжих постановщиков возросло до небывалых высот. Театральные мастерские работают без устали – в таких спектаклях много перемен декораций и смен костюмов. Яркость, динамизм и смотрибельность действию оперы придают балетные сцены.

Соединять колоратуры и изящные па стало уже традицией; здесь это работа заслуженного артиста России Марка Перетокина. Жаль только, что с течением времени танцевальные номера из новых оперных постановок нередко исчезают (как из «Чио-Чио-Сан», к примеру); возможно, это связано с вполне объективными причинами, но выигрышный зримый эффект как-то теряется. Вообще хвала и почет всем постановщикам, действующим лицам и исполнителям – спектакль получился увлекательный, живой, эффектный. Но то было построено, нельзя не подчеркнуть, на основательном фундаменте – чудесной партитуре Римского-Корсакова; былинная распевность начисто лишена эпичной занудности, в некотором роде свойственной русско-историческим операм, народные сцены живые и остроумные, а про способность композитора мелодикой, темпом и инструментовкой рисовать, словно красками на холсте, зримо ощутимые образы можно, наверное, слагать поэмы и диссертации.

В «Садко» это и волны, и рыбки, и завлекательные сирены, и все это вместе затягивает корабли в водоворот; и представить это можно все себе совершенно без всякого визуального ряда – театр запускается в воображении слушателя как будто сам по себе. Эта сценичность, театральность музыки русского композитора накладывает особенную ответственность на постановщиков, минимализм здесь неприемлем и вызывал бы вопиющий контраст между мыслимыми образами и зримыми. Спектакль очень удачно дополнен надсценическими титрами, обычно используемыми для перевода при исполнении на иностранных языках; здесь это необходимо из-за огромного количеству архаизма в либретто оперы.

«Садко»Символично, что зарубежные артисты выступили в самой известной сцене оперы – рассказе иноземных купцов о своих краях. Сурового Варяжского гостя исполнил солист Улан-Баторской оперы Байасгалан Алтанхуяг, томного Индийского гостя – кореец О Кен Сик, и настоящую овацию сорвал гость из Монголии, представляющий Веденец (Венецию) Энхбат Амартувшин. Обладатель II премии конкурса им. П.И. Чайковского (что до сих пор считается международным признанием таланта и мастерства) две недели назад взял и первую премию в Пекине на конкурсе «Operalia» под патронажем Пласидо Доминго. Молодой певец совершенно покорил публику бархатным баритоном и блистательным исполнением витиеватой арии; и смотрелся таким полным достоинства, но смекалистым венецианским купцом (али послом). Немудрено, что после этого Садко тут же взял да и собрался в Венецию.

Садко же, мечтательного виновника всех катаклизмов сюжета, исполнял гость не из Азии, а совсем другой части света – Москвы, и был то заслуженный артист России Михаил Губский, солист Государственного Академического Большого Театра. Поистине родственные связи с Большим и здесь оказывают свое благотворное влияние: его солисты нередкие гости на нашей сцене. Михаил активно занимается гастрольной деятельностью, дает немало концертов. Ранее красноярский зритель восторженно внимал Ленскому и Неморино в исполнении Губского, теперь настала очередь аплодировать Садко. Вот бы почаще: свободно льющийся голос прекрасного тембра звучит нежно и лирично в любовных сценах и задорно – в авантюрных; в заглавной партии немало такого, что полностью раскрывает талант этого певца. Прекрасный дуэт с Михаилом Губским составила солистка КГТОБ Светлана Рацлаф-Левчук, исполнившая партию морской царевны Волховы. Очарованная пением гусляра подводная дева органично вписалась в ряд лирических героинь Светланы. Хрустальный голос певицы журчит ручейками, поднимается волнами и разливается водопадами, рисуя волшебный образ Волховы; и нежно и ласково в колыбельной песне, раскрывающей женственный облик неземного создания, обреченного стать рекой.

В партии гусляра Нежаты блистала меццо-сопрано Дарья Рябинко. Ярко дебютировав в прошлом сезоне, за два года выпускница Красноярской академии музыки и театра уже напела целую галерею выдающихся образов – Леля в «Снегурочке», Лолу в «Сельской чести», Любашу из «Царской невесты». Глубокий чувственный голос и драматический талант Дарьи приходятся истинным украшением любому спектаклю, в котором принимает участие певица.

Хор под управлением Дмитрия Ходоша и оркестр, а за дирижерским пультом в этот вечер находился главный дирижер театра заслуженный артист России Анатолий Чепурной, звучали прекрасно и брали высоты исполнительского мастерства. Спектакль, что называется, отлежался, и уже не было премьерной нервозности. Из трех представленных в дни фестиваля спектаклей театра «Садко», наверное, удался самым запоминающимся – и по гармоничному подбору исполнителей, и по уровню исполнения. Фестивальной программой закрывается XXXIV творческий сезон в театре оперы и балета. Ждем полюбившихся артистов в следующем, в котором будут и премьеры, и ставший уже традиционным зимний «Парад звезд». Такие форумы нужны не только зрителю, они встряхивают до основания весь коллектив театра, принося восторженное чувство гордости за свою работу. А также прилив вдохновения и понимание необходимости брать новые вершины на многотрудном пути к Олимпу, ибо совершенству предела нет.

Екатерина ЛИТТИ
Yarsk.ru, 5 июля 2012 г.

Дорогие друзья! ×

С 30 октября посещение событий театра возможно только при предъявлении QR-кода или прививочного сертификата. Также можно предъявить справку о перенесенном заболевании (если с момента выздоровления прошло менее 6 месяцев).